Category: эзотерика

Лимонов

Монолог без свойств. Оммаж Петеру Надашу

Это, видимо, какая-то телесная пелена, сквозь которую трудно пробиться, но ещё труднее её объяснить. Когда я курил, меня постоянно преследовала жажда, которую нельзя было насытить. Тогда казалось, что это нехватка никотина, но даже если курить одну за другой, насыщение не наступает. Не наступало. Отравление организма и отвращение к сигаретам накатывает очень быстро, но тоска и голос голода, невнятного, округлого какого-то, весьма ощутимого, тем не менее, никуда не уходит. Позже я думал, что телесная пелена связана с тем, что я безобразно потолстел, после чего восприятие и себя и того, что вокруг оказалось будто бы включённым в какую-то незаковыченную рамку, в рыхлость и плотность тела, из которого крайне сложно вырваться или, хотя бы прорваться наружу. Но когда я худел, меняя мертвую (варёную) еду (картошку, мясо, соленья) на живую (сырые овощи и фрукты) нож восприятия всё равно не проходил сквозь складки восприятия. Не проходит. Вот и сейчас, отрезав ломоть лимона для того, чтобы глотнуть свежести, ободрать толщу кожи на губах и внутри рта, я понял, что оставил цитрусовый выхлоп где-то внутри, вновь никуда не продвинувшись по центробежной спирали. Точно нет и не может быть канала, по которому чувства проистекают в реальность, отгороженную от рецепторов влажным шлаком. Опыт подсказывает мне, что это просто опыт, скопление жизненных препятствий, закупоривание органов чувств, нарастающих с возрастом и количеством ощущений так, что их уже более невозможно обновить. Поэтому тебе остаётся лишь чувствовать себя телом, то есть, чем-то сугубо интровертным, не имеющем лазеек наружу, аквариумом на ножках, ведущим самого себя. Неужели же это и есть взросление – оказываться внутри комнаты, оббитой войлоком, заглушающем любые про-явления реала, из-за чего клаустрофобия, мирно дремавшая где-то на дне, начинает требовать выплеска, которого не осуществить. Так как пелена всеохватна и не пропускает вовне не только хорошее, но и плохое?
Паслен

Карьера карьера

Наклонная плоскость
«Наклонная плоскость» на Яндекс.Фотках


Несмотря на Шершневское водохранилище (Шершни, Шершнёвское море) рядом: берег в метрах ста, оборудованный пляж, курортная инфраструктура (вон, он, виднеется на фотографиях, разливом у горизонта), с самого раннего детства купаться и загорать ходили именно сюда - в этот эффектный барочный театр, перерисованный художниками сурового стиля в свойственной им условно-обобщяющей, стремящейся к иероглифам, манере.

Пройти ещё сколько-то метров до удобного, покатого и, главное, не такого холодного, не такого опасного берега никому даже в голову не приходило: театр он и есть театр - попадая внутрь, то ли отрываешься, то ли выпадаешь из действительности, словно переносясь в какие-то другие, более живописные места.

Кстати, про живопись: гуляя вчера по гранитным склонам (богатеи, понастроившие феодальных диснейлендов ровно напротив курортной местности, большую часть проблем поимели при строительстве нулевого цикла, стоившего поломкой не одному бурильному метрооборудованию), превозмогая головокружение, вдруг увидел, насколько эти каменные глыбы (в паре троллейбусных остановок, тоже на территории городского бора, есть ведь ещё целая россыпь малых карьеров) влияли и влияют на стиль местных художников.

Этот "ранний [рассветный] Ротко" исподволь заражает даже самых изящных из них (К. Фокина, А. Данилова) геометрической суровостью формы и цвета точно так же, как запах сосновой смолы, загустевающей на шершавых стволах заражает запах мастики, которой натирают пол в залах Областной картинной галереи стремлением выйти из этого пространства вон и где-нибудь, да затеряться.

Кстати, про форму. Территория Чердачинска холмиста, но поката; первородный ландшафт прослеживается; более того, определяет логику линии и развития направлений...

Collapse )
Лимонов

Винтажных дел мастер


Каждый день волны становятся выше и выше, солнце - дальше, пляж пустыннее. Больше ветра, больше облаков. И, поэтому, разнообразнее цветовые и световые эффекты - когда солнце ныряет в свои собственные небесные волны, показываясь из-за них пронзительным лучом, разрезающим [нарезающим] воздух, серебрящим морскую поверхность лунными дорожками - жидкой медью, блестящими чешуйками, образующими на поверхности воды гибкий, изменчивый, каждое мгновение меняющийся панцирь.
Под водой тоже всё постоянно меняется - из-за постоянного хода волн песчаное дно превратилось в ребристое нёбо, в гладкописи которого волны взрывают локальные песчаные фонтанчики.
На них накладываются тени от самих волн, их хордовой структуры: пузырьки и пена, кажущаяся особенно тёплой, если солнце заходит, ощутимо тёплой, как если это меховая подкладка, вывернутая наружу.

Collapse )
Лимонов

Новые культурные колонки "ЧасКора"

Отдел культуры "ЧасКора" продолжает действовать с чем вас всех и поздравляю. Блоки из других отделов и наиболее яркие публикации в рубриках "Интервью" и "Мнения" можно получать через наше корпоративное комьюнити: http://community.livejournal.com/chaskor_ru/profile Остальное же, ручным способом (пока не возникнет функция "вставить в блог") буду выкладывать у себя. Оно того стоит.

Новый Манцов про "Шультеса":
"Невменяемый, индифферентный к морали мужичок без прошлого, который предвидит в будущем одни неприятности и покорно перед ними склоняется, — это идеальное описание героя нашего времени, переходного времени без идеалов, без иллюзий и со всеобщей уверенностью в неизбежности плохого конца. «Шультес» — гимн постсоветскому мазохизму.
С текущим кризисом картине повезло: наварит много лишних очков.
Совершенно не так, по сути не так, выполнены те культурные образцы, на которые ориентируется Бакурадзе. Допустим, фланирующий по городу мелкий воришка из картины братьев Дарденн L’Enfant (вариант «Дитя» неприемлем, ибо переводит стрелки с 20-летнего оболтуса на его новорожденного сына) проделывает путь в тупом физиологическом смысле.
Дарденны акцентируют его вечное, его неуемное движение по городским улицам. Подобно бессмысленному Сизифу, он толкает перед собой то детскую коляску, то скутер, а то перемещается в автобусе. Физическое движение постепенно возгоняется до метафизического.
Инфант движется от одного поражения, от одного урока к другому, и основной интерес внимательного зрителя состоит как в том, чтобы ощутить себя в шкуре недоумка, чего Дарденны добиваются, «нагло» вторгаясь со своей ручной камерой в приватную зону героя, так и в том, чтобы вместе с недоумком дождаться качественного скачка — взросления.
Достаточно сравнить названия: там — обобщающее, настаивающее на универсальности сюжета, тут — локализующее и дистанцирующее. L’Enfant беспощаден к зрителю, «Шультес» перед ним заискивает: посмотри, забавная зверушка, не ты!
В глубине души грамотный зритель, а другие досмотрят вряд ли, довольно соглашается: «Не я!» — и с воодушевлением выносит приговор: «Но все проблемы из-за таких вот уродов».
Универсальная постсоветская формула: безответственно перевести стрелки, немотивированно поменять жанр. В последнее время Америка перестала здесь нравиться. Разбираться по существу? Разбираться с самими собой? Культивировать рациональное? Увольте."

http://www.chaskor.ru/p.php?id=1110

Кстати, про волшебство. Катя Сальникова пишет про мистику на тв:
"Сегодня культ мистики явно сопротивляется засилью юмора и ситкомов. Мистика удовлетворяет потребности тех, кто хочет принципиально иной эмоциональной стихии — не зубоскально развенчивающей, а увенчивающей, с игрой на повышение, с придыханием, с благоговением и жаждой экстаза.
Но в окружающей обыденности поводов для такой эмоциональности не густо. Благоговеть не перед чем. Верить не во что. Количество мистики на ТВ — свидетельство дефицита подлинных авторитетов, симптом реальной нерелигиозности нашего общества.
Логика капитализации требует использовать то, что популярно и может стать еще популярнее при умной раскрутке. Одно дело — долдонить аудитории: «Идите и покупайте, идите и покупайте».
Другое дело — когда поп-звезда или астролог проникновенным голосом из телеящика убеждают, что Тельцу или Рыбам совершать правильный выбор при шопинге лучше в определенное время суток, в определенные дни месяца. Людям кажется, что так их больше уважают, так о них больше заботятся — помогают им письмена судьбы разгадать.
Наконец, политкорректность нежно рекомендует уважать в равной степени разные вкусы и заморочки. Телевидение словно решает после очередной порции патриотических программ и кино: так, пора устроить телезрителям каникулы, погрузить их в виртуальное забвение.
Пускай себе отрешаются от всего подлинно реального, серьезного, драматичного. От нерешенных проблем социума, политики, экономики.
Мистика, фантастика и всяческие «тайные знаки» — для тех, кто хочет думать о закономерностях бытия, но не умеет и даже не представляет, как к этому подступиться. ТВ не помогает, а профанирует процесс."

http://www.chaskor.ru/p.php?id=1086

А Виктор Леонидович Топоров по-прежнему воюет с ветрянными мельницами. На этот раз на примере переводов Макса Немцова из Сэлинджера:
"Но тут пришел Немцов. Макс Немцов. Пришел не как Джеймс Бонд, но как Жан из небезызвестного анекдота. Пришел — и всё перелопатил по-своему.
На первой же странице фигурирует, например, слово «пердак». В смысле задница. Свой «пердак» выставляет белый медведь в зоопарке.
Изначальный «пердак» постепенно перерастает в перманентный пир духа.
Повесть «Над пропастью во ржи» называется в переводе Немцова «Ловец на хлебном поле».
Рассказ «Хорошо ловится рыбка-бананка» превратился в «Самый день для банабульки». «Выше стропила, плотники» (между прочим, цитата) — в «Потолок поднимайте, плотники». «Голубой период де Домье-Смита» — в «Серый…». приковыляли откуда-то «Хохотун» и «Дядюшка Хромоног в Коннектикуте» (все это названия рассказов) и так далее…
При чем тут цензурные изъятия? При чем тут стиль? Человек не слышит, как анекдотически звучат «хромоног», «хохотун» и «банабулька». Не понимает, что «серый» означает по-русски «посредственный». Не знает, что никакого «хлебного поля» в нашем языке нет. Есть ржаное и пшеничное; есть хлебный квас, есть хлебное вино — водка, а вот хлебного поля нет.
Да и «ловец», в отличие от английского catcher, не имеет четких спортивных коннотаций (а имеет только комические). Однако берется при таком вот «наличии отсутствия» языкового чутья не просто переводить, а перепереводить! И не кого-нибудь и что-нибудь, а классический перевод Риты Райт!"

http://www.chaskor.ru/p.php?id=1121

А Паша Руднев детально восхищается спектаклем Туминаса в Вахтанговском:
"Римас Туминас принимал Вахтанговский театр (чего уж там стыдиться формулировок) в разбитом состоянии: длительные годы художественного безвластия, отсутствие авторской режиссуры, актерский организм, парализованный враждою кланов, и наследие, обязывающее привязываться к вахтанговскому канону как к священной пустоте, значащей нечто до такой степени расплывчатое, что из рук выскальзывает.
Последние годы Вахтанговского театра — годы актерских потерь: артисты вахтанговской труппы или с обидой уходили из театра, делая блистательную карьеру на других сценах, или, формально оставаясь в труппе, были более востребованы в других пространствах.
С момента своего прихода Туминас ходит по лезвию ножа и морщит воду веревкой, аки пушкинский Балда. Он способен на намеренно скандальные, намеренно эксцентричные выходки.
Поэтому сегодняшняя ситуация в Вахтанговском театре, куда пришел радикал-чужак, свободный от любых иерархий, может кончиться либо взрывом и резким концом, либо постепенной и очень трудной, очень ответственной победой.
Именно о трудной и пирровой победе сегодня ставит Римас Туминас спектакль — о Троянской войне, где победа и проигрыш иллюзорны, как призрачен и сам повод к войне, и множество обстоятельств, с ней связанных."

http://www.chaskor.ru/p.php?id=1091
  • Current Mood
    Продолжение следует
Лимонов

Пластинки


Набрать на Горбушке пластинок и упасть на самое дно; скрыться. Простыть для верности, чтобы сил не было - видеть кого-то, идти куда-то. Читать римские тексты. Ничего не писать, только думать о новом романе, о новой неделе, на которой придет тираж одной книги и другого журнала, будет много встреч и римские каникулы в конце. Смотреть как за окном похолодало, солнце стало более трезвым, отчего пространство снова расширилось. Холод раздвигает пространства, холод есть простор, тогда как жара мирволит духоте и сжатию пространства, начинаешь чувствовать своё тело, а там где вмешиваются телесные ощущения ни о каком просторе речи идти не может, не выпрыгнешь, не перепрыгнешь. Слушать новый Air и думать о новом романе, как он классно сложится, несмотря на подлянку от Пола Остера, ну, никак не ожидаешь любимого писателя в подвохе. Отключить мобильный телефон, потому что в последнее время ты всё чаще стараешься обходиться без него, без этого жала в плоть, без этой язвы, настигающей тебя своими вибрациями в самые неподходящие, в том числе, отхожие моменты. Мобильный телефон - это то, что меняет нас, незаметно перерождает, мы мутируем, не замечая, что становимся какими-то иными, как раз, следуя заветам Фуко. Если только для друга расстояние - это проблема, то перерождается само понятие дружбы, само понятие пространства. Сначала были мусоропроводы, избавление от мусора, исчезающего на твоих глазах, переходящего в разряд небытия, можно гадить, смывая гадость в унитаз, выбрасывая в мусоропровод, выбросил - и порядок, ты снова чист и свеж, тебя ничего не обременяет, в том числе и моральные проблемы, потому что системы личности универсальны, они легко настраиваются на любой лад, легко перескакивая с физических проблем на метафизические, с моральных на экзистенциальные, мы мыслим метафорами и анологиями, сами не замечаем, как попадаемся на крючок собственной внутренней универсальности, которая (универсальность), на самом деле, есть частный случай частного случая, есть сужение дороги-пути, выбор себя и значит неконструктивное самоограничение. Обычно самоограничение продуктивно - но только если иметь ввиду физиологические и материальные моменты - секс, еду, сон, деньги. Самоограничение в сфере внутренней жизни приближает старость.

Мы думаем, что знаем себя, что узнаем себя, окончательно затвердевая в себе, ан нет, мы просто выбираем наиболее простые, понятные схемы, чтобы больше не парится. Чтобы больше не парится. Чтобы больше. Устаёшь, ведь, заболеваешь, хочется простоты, внутреннего порядка, а тут - телефон, душ, унитаз, с их нетвёрдой помощью, через них, через очищение и наведение порядка, home and dry, удивляясь, а где счастье? Почему ему нет? Счастье в клетке не живёт, счастье это ветер, оно открыто простору, счастье это и есть вхождение простора в тебя, хрен поймёшь направление, можно только ощутить колебания воздушных масс, перемену его направления, коснись, коснись меня своим крылом...

Collapse )
Лимонов

Эстетические впечатления


Театра.
Спектакль "Ошибки одной ночи" идёт в театре имени Моссовета с марта 1994 года. Я сегодня распечатывал на принтере книгу, и пока ждал, делать было нечего, сходил на постановку-долгожителя. Ощущение такое - будто в космосе была. Будто бы первая пост-застольная репетиция - актеры, ещё не нашедшие правильных интонаций, преувеличено комикуют, кривляются, разводки, вроде, тоже ещё не было. Но главное - в спектакле нет ритма! Реплики виснут на мизансценых как сопли, мизансцены (если о таковых вообще можно говорить) распадаются как переваренный картофель, из кастрюльки которого уже давно выкипела вся вода. Я уже не говорю о сценографии и костюмах. Самый прикол в том, что актеры - стараются. Но выходит чудовищно пошло, глупо и фригидно. В антракте сходил к себе в кабинет, принтер, слава бо, закончил работу и я смылся. Хотя обычно считаю себе за правило - что бы там ни было - досматривать (дочитывать) до конца.

Литра
Пока ждал спектакля, прочитал текст Мити Ольшанского про Распутина. Между прочим, очень хороший текст - на уровне идеи и исполнения первой части. Часть вторая, Митя, у тебя перегружена цитатами и поэтому - тонет.
Вот тебе мой совет: никогда без особой нужны никого не цитируй. Лучше двигай текст мускулами собственной мысли. Иначе, во-первых, ты вступаешь на путь конкуренции с первоисточником, что не всегда, в твою (мою, нашу) пользу. Во-вторых, твой текст - это твой бенефис. Зачем тебе на твоём празднике твоей жизни нужны солисты из чужих театров? Если тебе важна какая-то чужая мысль, её лучше пересказать близко тексту, тогда она не будет выглядеть в твоем ритме куском инородного тела (на чём совершенно горит Уланов, который за обилием цитат просто-таки теряется), и только в том случае, когда пересказать близко к тексту нет никакой возможности - цитируй. Но очень скупо.
А вообще-то текст хороший. Хотя и маленькой.

Collapse )