Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Карлсон

Мои твиты

  • Чт, 19:08: Чем дольше живёшь - тем слаще существование.
  • Сб, 19:00: "Однажды я спросила Шарлотту, принимала ли она когда-нибудь опиум, поскольку описание его воздействия в "Городке" точно совпадало с тем, что испытала я сама: живое и преувеличенное присутствие предметов и их контуры - размытые или подёрнутые золотой дымкой и т.п. Она ответила, что никогда не пробовала, насколько ей известно, ни крупицы ни в каком виде, а при описании следовала методу, к которому всегда прибегала, если требовалось описать нечто неизведанное в реальности: надо напряжённо думать об этом явлении в течение многих вечеров непосредственно перед сном, пытаясь представить, как оно выглядит или могло бы выглядеть, пока наконец (иногда пауза в написании романа длится несколько недель), проснувшись поутру, не увидишь всё так ясно, словно сам пережил это в жизни. Я не могу объяснить это с психологической точки зрения, но уверена, что всё было так, как она рассказывала..." Элизабет Гаскелл "Жизнь Шарлотты Бронте" (2, 13, 484)
  • Вс, 20:56: Задумался над поговоркой "скатертью дорога", наглядной (проще всего визуализируемой) особенно зимой. В Даля залез. Хотя лучше, продуктивнее, было бы в Делёза, так как белая скатерть у меня бессознательно именно что с окончательной дорогой связана. Впрочем, как и ёлка, манифестирующая сугубо кладбищенский дискурс - синичек, печеньки - вот это вот всё.
  • Вс, 23:10: Самое трудное не придумать роман и даже не написать его, но не утратить интерес к нему, пока пишешь. Самое трудное - увлечь им самого себя, изнутри все о нем, вроде, понимающего. Для этого (кто плавал, знает) приходится, по ходу дела, постоянно придумывать всякие штуки, удивления и откалывать неожиданности - вот как сегодня.
  • Ср, 11:49: Раньше, сочиняя большой текст, я делал к нему массу заготовок, казалось, что только так и можно сделать результат насыщенным, правильно плотным. Позже я понял, что все эти подготовительные записи лишь осложняют всё дело и даже мешают - как какие-нибудь прыщи. Угреватая сыпь. Роману, который пишешь, важно отражать сегодняшнее дно мышления. В каждый момент времени в нас есть всё необходимое для сверхплотности текста - ведь она достигается совсем другими средствами, соломку тут не подстелешь: она же только всю спину исколет без толку.
  • Сб, 12:06: К чему бы это, интересно, снится айфон, упавший в воду? Правда, тут же поднятый из фонтана, но пока так и непонятно - работает он или нет.
  • Вс, 15:17: Мой макбук знает слово "по-черномырдински". Слово "макбук" он подчёркивает красным, а "по-черномырдински" нет. Мир никогда не станет старым, пока поёт цыганский хор...
  • Пн, 15:35: Пересекал город сверху вниз, с севера на юг, обгоняя антициклон: на ЧМЗ уже шёл снег, тогда как на АМЗ алел закат, натёртый как кокарда. Встреча низких, односложных (фиолетовых) туч и последнего отсвета света порождает каскад эффектов "услада для фотографа", замедляешь шаг, вглядываясь в красоту и даже оглядываешься, несмотря на спешку и голод.
  • Пн, 18:35: В "Родной речи" и хрестоматии классики (поэзии, литературы ли, живописи) идут плотными рядами, точно на первомайской демонстрации. Со временем восприятие контекста меняется. И тут происходит та же ситуация, что и с друзьями - возраст прореживает ряды, оставляя все меньше и меньше важных фигур. То ли ты делаешь свой выбор, то ли тебя они более не выбирают, пока не остаёшься практически в пустыне, но с Пушкиным на дружеской ноге.
    Блин, хотел написать совсем про другое, В юности культурный контекст кажется бесконечным. Насыщенным, концентрированным бульоном. В зрелости чего не спохватишься - ничего, кроме однократных прорывов одиночек, нет. Ни среды, ни многослойности, одна родная речь.
  • Пн, 23:45: Только на втором десятке параллельных жизнеописаний Плутарха, наконец, меня осенило: так это же античная версия "Войны и мира"!


Collapse )
Карлсон

Удивительные рядом

Вдруг обратил внимание, что папа мой почти не пользуется девайсами. Не принципиально, просто не сложилось. Нет необходимости. Компьютером – только если по работе что-то нужно (вчера просил меня внести три позиции в свою библиографию) или изредка (если радио не хватает) новости на агрегаторах почитать. Телефон у него не вытаскивается из портфеля почти никогда и все близкие знают, что ему не дозвониться: трубка есть, но сугубо формально. Носит с собой, регулярно заряжает, но не пользуется. Городского ему вполне, даже на время ночного дежурства. Разумеется, ни о каких соцсетях, фотографировании, селфи-шмелфи, речи нет: человек полностью, без каких бы то ни было изъятий сознания, по земле ходит. И нет ничего страннее этой простоты, существующей точно в какой-то параллельной реальности. Рядом, но не здесь, не со мной. Словно папа живёт в ином измерении. В другой скорости ценностных изменений (или же в их отсутствии). Видимо, так и есть.
Метро

Призывной пункт декабря

Люблю короткие дни конца года, хотя они ощутимо сжимают «рабочую повестку» до вполне осязаемой пружины. В будни, когда нужно затемно тащиться на службу, а вся жизнь сконцентрирована в метро, этот путь, туда и обратно, заключает мою жизнь в полукруглые скобки и как бы выносит уличную темень за рамки конкретного дня, промельк которого схож с запахом, внезапно настигшим где-то посредине дороги.

Ещё лучше, если не нужно никуда идти, можно читать и писать, не думая о последствиях, потом отсыпаться, вставая, когда стемнело. В первое мгновение ещё даже не понимаешь, где оказался: ещё не рассвело или уже стемнело? Почти всегда, в 99% случаев оказывается, что «и вовсе стемнело», день пробежал свою гамму куда-то мимо всех нот. Значит, можно вновь возвратиться к бдениям предыдущей ночи: писать и читать, заваривая мяту с мандаринными корками и каркадэ, не выходя из округлых скобок куда-то наружу.

Или выйти за хлебом и узнать, что идёт снег, похожий на дождь. В снегопад Сокол превращается в окраину провинциального городка, построенного военнопленными, вернувшимися на родину. Здесь тихо и пусто, только снежинки шоркают по граням спичечного коробка, в который превращается дорога до «Биллы».

Внутри магазина светло и кипит жизнь, как если она никогда здесь не застывает. Идёшь в темноту, потом попадаешь в яркий свет и многолюдье, совсем как в метро, из которого снова ныряешь в ночь, точно в омут. Совсем как по дороге в газету, когда двор безлюден и тёмен (только тени отбрасывают тени голых деревьев на стены домов, из-за чего кажется, что между окнами многоэтажек проступают трещины или вены, незаметные летом: сокрытые листвой), но стоит приблизиться к Ленинградке, где слепят огни, снуют машины и люди (очень много приезжих – любое метро как вокзал), как если нельзя остановить суету хоть на минуту, понимаешь: декабрь. Вторая его половина.

Снежинки царапают фотоплёнку лица, обжигают эмульсию негатива. Снег скрадывает расстояния так, что руки не успевают устать от сумок, нагруженных скученной, скучной едой.

Collapse )
Метро

Вторяк. Дополнительная осень.

Метеозависимые стараются в такие дни сидеть дома и поменьше двигаться, чтобы недвижимостью и стенами отгородиться от дождя и низкого атмосферного давления; не расплескать остатки остывшего чая своего самочувствия. Метеочувствительные маются от отсутствия границ, когда погода катком проезжает по внутренностям своим атласом, облачным, ветреным, дождевым, царапает нутрянку, превращая тело в карту звёздного неба, а сосуды и вены – в сосуды, сообщающиеся с толщиной всех возможных (и невозможных) атмосфер. На самом деле, преодолеть природный расколбас, скапливающийся за ушами и уже оттуда расползающийся по тёмной стороне персональной луны, можно только выбравшись на люди, смешавшись с толпой и уличным кислородом – так как только вне квартиры включается вторая скорость преодоления. Центр недомогания зажимается примерно так же, как мочевой пузырь, мечтающий добежать до места уединения, точно он – маятник, которому отныне не даётся ходу, шаги становятся всё меньше и меньше осторожными, голова, как флаг опережает тулово на несколько метров и минут.

Что можно противопоставить приплющенности самочувствия? Горячую ванну? Дневники Сартра, времён "странной войны"? Сегодня в Москве дождь. Метеозависимость оборачивается спазмом застарелого курильщика, сжимающего аорту. Ездил к Лене в Сити, дважды попав в пиковую пробку – сначала на Киевской, когда в проходе вообще не было свободного места и можно было легко идти по головам, и на Белорусской, где эскалатор служит естественной преградой свободному течению пассажиропотока. Дважды оказывался внутри толпы, проникаясь, как излучениями, общим недомоганием. Хмурым и молчаливым. Некоторые люди пахнут усталостью, другие – тоской, все смотрят вперед и никто не смотрит по сторонам, как бы наводя под землёй дополнительную осень – тусклую, шуршащую, обречённую. Наверху темно и влажно, идёт дождь и кровяное давление падает, словно бы пытаясь спрятаться на самом донышке кровеносной системы, подобно метеозависимому человеку, затаившемуся в комнатах без света и тепла. Когда телевизор обесточен, а шторы заколачивают окно как на время бомбёжки.

Collapse )
Хельсинки

Ничто и нечто

Что бы это ни было, комета, метеорит, НЛО или неправильно посланная ракета, следует признать, что выглядит оно идеальным медийным вирусом – и появилось слишком рано, до полного рассвета, так, что небесный росчерк вышел на фоне уральской тьмы особенно эффектным, и новостная повестка дня, таким образом, сложилась до ещё до вёрстки программ, до всевозможных совещаний и летучек.

А, главное-то, что оно безнадзорное и безрасчетное, ну, то есть, ничьё совершенно, глобальная потеряшка, которую, таким образом, и нашим, и вашим, можно вполне тягать во все щели, что то самое дышло.

Оно, ведь, и всешное и ничейное, проскочило, проскользило по оси и исчезло в складках, оставив след.
Вот за этот след, собственно говоря, все и уцепились – т.е. не за само явление, но за его близкие и, теперь уже, отдалённые (горожане начинают приходить в себя) последствия.

…Что происходило в небе непонятно, пока понятно то, что осязаемо – выбитые окна, порезанные стеклами, обваливавшаяся стена завода, горящая воронка в земле…

Поэтому, как кажется, обсасывать его теперь в Медиа будут до снятия последних «кожных покровов», до появления нового повода отвлечения, оптимально встраивая нечто в цепь фундаментальных отвлекаловок, которые с начала года складываются в какой-то уже очевидный календарь медийных трендов (Кабановы – Депардье – Дед Хасан - думские Зайцы) и мемов, совсем они там, что ли, работать разучились – все швы белыми нитками, да ещё и наружу…

Отчего и интересно проявление акцентов, в которых каждый показывает не новость, но себя.

Юля Латынина тут же увидела в этом комете Мумми-Тролля «метеоритном дожде» след техногенной катастрофы (траектория тела, пролегающего от одного полигона до другого, выдаёт заданность).
Канделаки скабрезно шутит в Твиттере, ей же подпевает, многократно перекрывая семантику фамилии Потупчик, обзывая чердачинцев «свиньями» (это у неё роль такая – всегда и во всёмлажаться, даже не пустом месте?)…

Записные пикейные жилеты готовят закулисные версии, ну, а из меня привычно льётся пафосная лирика с экзистенцальным уклоном, к которой хочется перейти во второй части своего выступления: всё-таки, не так уж часто получается увидеть край родной с космической высоты.

Collapse )
Лимонов

Мои твиты. Летний ливень

  • Сб, 12:19: Четырёхугольник новых законов, уничтожающий публичную речь, "свободу слова" загонит всё под спуд. И там взорвётся. Кому же от этого будет хуже?
  • Сб, 12:20: Нагноится, разовьётся, будет нарастать, пока не взорвётся. С законами социальной физики не поспорить, но если ты их не учитываешь, ты КТО?
  • Сб, 12:22: Законы развития нельзя игнорить. Значит ОНИ учитывают, просто у НИХ есть ДРУГОЙ план, который НАМ не ведом. Причём, кажется, уже ДАВНО есть.
  • Сб, 13:28: Фотография это мгновение. Ушло и не вернешь. Потому фотографировать надо только в тот момент, когда видишь, смысл зависит от решающих секунд...
  • Сб, 13:37: Пробки, опаздывающие коллеги, отложенные встречи не отнимают у нас время, но дарят нам его, дико нами нелюбимое.
  • Сб, 15:18: В Глазго +13, неожиданно показал айфон, вместо местных 36,6. Уж если айфон начинает бастовать и глючить, куда людЯм податься, православным?
  • Сб, 15:33: Отдаленный гром. Отвыкнув от даже уже ожидания дождя, решил, что трамваи идут ромбом. Вышли из больницы, а правда нагнетается. Вдруг польет?
  • Сб, 16:32: Пока ехали по городу, попали под мощный ливень, а доехали, тут даже ничего не пролилось (южная окраина Чердачинска); хотя и шумит в округе.
  • Сб, 16:33: Громыхает, находит, наползает,яблоки сыпятся, фикус ветром уронило, но, похоже, туча идёт мимо. Хотя надежды не теряем. Градус упал, уже гуд
  • Сб, 16:43: Ну, вот вроде и до нас добралось, закапало. Застучало с ускорением, подобравшись на тихих лапах, так скромно, что даже сразу не заметил...


Collapse )
Метро

ЧасКор на Айфоне