Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

Паслен

Мои декабрьские твиты из Чердачинска

  • Вт, 00:18: Зафиксировал важный, можно сказать, фундаментальный съезд от Достоевского в сторону Толстого. С раней юности ФМ казался мне главным писателем человечества (единственный у кого непонятно, как сделано) и теперь он не стал хуже, просто, видимо, пришло время по достоинству оценить ЛН и то, что им делалось.
  • Вт, 00:24: В Москве очередной t-рекорд (завтра и вовсе +8), в Чердачинске снежные заносы. Проснулся от капели, бодро барабанившей по подоконнику, усну под «завыванье стужи», словно бы разрываясь между красивыми и умными. На Урале Дед Мороз, а тут - «Бабушка Слякоть» (М. Вишневецкая сказала).
  • Вт, 00:26: После полосы долгих и унизительных проверок, авиапассажир попадает в зону потребительской псевдо-роскоши, сигнализирующей: трудности преодолены и можно расслабиться. Но показуха эта столь отчуждённая, пластмассова и стереотипна, что вызывает оторопь демонстративной ненужностью.
  • Вт, 00:31: Как значительно люди, летевшие со мной в самолёте ( режим неспешного разглядывания), отличаются от самих себя в помещениях аэропорта, где они живут и наблюдаются уже в динамике. Так фотоснимок, порой, отличается от прототипа столь ложной аурой, что кажется - два разных человека
  • Вт, 03:44: Вообще, это очень по-московски: «на зависть соседям» забацать +8 в конце декабря, ибо мы «практически европа», но, при этом, не объяснить завистникам ничего про смог, туман, хмурь, грязь, метеозависимость, гриппозное состояние климата и прочую побочку погодного членства в Европе.
  • Вт, 20:18: Фотографируя систематически, замечаешь, что кривизна - одно из фундаментальных свойств нашего мира. Не только картины в музеях висят косо, не только углы домов вылезают из прямых углов, кажется, что все постоянно ползёт в стороны, норовит сбиться, окончательно отбиться и одичать
  • Ср, 09:44: Да, пожалуй, я бы хотел написать классический детектив. Но это, видимо, единственный жанр не подвластный моему уму из-за уровня жанровой многозадачности - я ведь все свои книги решал как упражнения в стиле и образцовые образцы в том или ином жанре, а задачи детектива сегодня кажутся мне нерешаемыми (герой).
  • Чт, 07:47: «Понятие ‘колорит’ - попытка описать предметы, которые нельзя назвать ‘красивыми’ или ‘возвышенными’, но которые все же могут подарить человеку с вкусом и восприимчивостью, эстетическое наслаждение - вопреки, а, может, и благодаря своей «неприглядности» и обыденности." ("Тайны и заговоры" Люка Болтански, 462)
  • Чт, 07:52: ""Отдельный человек - неразрешимая загадка, зато в совокупности люди представляют собой математическое единство и подчинены определенным законам. Разве можно предсказать действие отдельного человека, но поведение целого коллектива можно, оказывается... Конан Дойл, «Знак четырёх»
  • Вс, 08:37: Тот редкий случай, когда на вопрос «Как дела?», можно со спокойной совестью ответить: «Как сажа бела», и это будет преобладающей правдой.


  • Collapse )
Паслен

Мои январские твиты из Чердачинска

  • Сб, 16:44: Andrew Levkin опубликовал на своём великолепном сайте post(non)fiction первую половину моего романа "Красная точка", фрагменты которого рассеяны по журналам и поэтому нужна инструкция к применению.
    Если вы вдруг захотите увидеть роман практически целиком, то нужно начинать именно на post(non)fiction, а потом переходить на сайт "Нового мира". Между ними есть глава, опубликованная в "Снобе" и горсть глав в "Зеркале", но лучше не путаться, а идти по самым большим кускам.
    Целиком роман пока не доступен, увы.
    Обе ссылки внизу.
    http://postnonfiction.org/descriptions/rdt/
    http://www.nm1925.ru/…/Conte…/Publication6_6971/Default.aspx
  • Пн, 14:12: 31 декабря - и есть самый протяжённый, самый джойсовский, день в году - потому что растянут заботами и плавным переходом в ночь, медленным ожиданием границы. Моя бабушка говорила, что нет ничего хуже, чем ждать и догонять, а тут ещё все вытряхнуты из привычного расписания, из-за чего внутри дня постоянно образуются лишние ниши и тромбы. Загогулины. Больше всего это напоминает чемоданное настроение, когда все дела, вроде бы, переделаны и даже у самой плохой хозяйки есть время заняться собой, принарядиться, а многоэтажный день всё равно долог от завершения. У нас с утра в доме нет воды, поэтому декабрь оттянулся почти напоследок и субъективно стал ещё длинней. Телевизор истошно принуждает к радости. Вся страна, скопом и гуртом, отъезжает на перекладных в ближайшее будущее, магазины похожи на зал ожидания и даже страшно подумать, что там творится на вокзалах. Ловим попутку.
  • Пн, 23:03: Как будто бы всем посёлком принялись ночью ковры выбивать.
  • Вт, 14:07: https://t.co/iJybN7UzwK
  • Вт, 17:42: Всё успевать - и означает находиться в равновесии с самим собой, когда идёшь в ногу с делами, успевая раскидывать всё, что валится со сторон. Вчера, когда день уже переплавился в новогоднюю ночь, традиционно обошёл посёлок по периметру, против часовой стрелки, чтобы закрыть период, да наворожить новый, полностью подчиняющийся воле. Понял, что когда дела в гармонии с осуществлением и без нахлёста, именно такие недели и идут в командный зачёт. Чтобы без суеты и одышки, с оглядкой и ощущением перспективы, которую обязательно одолеешь, куда бы не ехал. Какие бы люди не встретились по дороге.
  • Вт, 23:17: Первое января, на самом деле, длиннее, чем даже бесконечное 31-го: встал сегодня поздно из-за того, что лёг рано, уже под утро, а день, самый пустой день в году, как следует ещё и не начинался. Меня ждал. Пустоши первого января необъятны и уходят за линию горизонта, где теряются под взрывы петард. Они многоступенчаты и состоят из автономных серий, перетекающих друг в друга - вот и сейчас я избываю очередную, конца края этим всем мизансценам не видно. День, оставляющий наедине с собой и способный составить эпоху или же полновесный роман, почему-то, никогда не порождает ни эпохи, ни романа: выныривание из нервного разгона, к новогодней ночи ставшего совсем уже механическим, отнимает последние силы, но взамен не даёт новых - экономит их, что ли, на конец зимы?
  • Ср, 16:22: Для своей рубрики на "Горьком" написал о книге итальянского историка Карла Гинзбурга, озаботившегося правильными датировками картин и фресок Пьеро делла Франческа. Спойлер: так же обильно цитируются "Жизнеописания" Вазари, а также книга Виктора Головина "Мир художника раннего итальянского Возрождения" ("НЛО", 2003): https://gorky.media/reviews/redkostnyj-master/
  • Вс, 13:41: https://t.co/I8St1w5b2X
  • Чт, 11:22:Николай Подосокорский (aka philologist) вывесил в своём ЖЖ к Рождеству ключевую сцену из моего романа "Красная точка", его буквальный "замковый камень", по разным причинам выпавший из всех публикаций моей книги по частям, за что ему большое, рождественское спасиб: https://philologist.livejournal.com/10668776.html?fbclid=IwAR2IFB9U9CtZgGRoamVrjL9XMizHBMgdsmj6303TFawrKPXmHVNBjE7-euY
  • Вт, 20:54: Утомили не праздники, но я сам себя внутри них, когда никого рядом и всюду ты сам, как в заснеженном поле, и нет от себя никакого спасения, даже в работе, хоть сбегай за линию горизонта. Сегодня, несмотря на мороз, я и пошёл куда подальше - по непривычному поселковому маршруту, длинней обычного. Туда, куда лишь смотришь, в основном, из окна своего второго этажа - на перспективу. Правда, и там, в отдалении (как сказал бы Беньямин, а, вслед за ним и Хайдеггер, в "близости дальнего") аура, несмотря на зимнюю стужу (а, быть может, благодаря ей) рассеивается быстрее, чем дома и снова остаёшься наедине с собой, несмотря на изменение пейзажа, который, впрочем, чего уж лукавить, выучен наизусть примерно как прелюды Шопена. Я всё время думал и думаю о Томе, хотя, конечно, мысли о других - это, прежде всего, раздумья о себе, так что и тут без неизбежного солипсизма не обойтись. Форточки, распахнутые в ландшафт, не помогают - носишь себя на себе и в каникулы эта ноша тянет как никогда.


  • Collapse )
Лимонов

Карнавал второго дня


В Дании очередные праздники и солнце, северное, припекающее, скрыться от которого можно лишь в тени, где холодно, ветер, так что тут же начинаешь мёрзнуть и теплый пот превращается в отнюдь не ментоловую свежесть.
Позавтракав, вышел из гостиницы с несколькими целями.
Во-первых, дойти до Городского музея, завлекающего мемориальной Кьеркегоровской комнатой.
Во-вторых, попробовать разыскать практически на ощупь ретроспективу Г. Базелица, афишу которого я видел, когда ехал из аэропорта. Место помнил смутно, а Дина сказала, что это где-то в районе Парламента, у каналов (ключевое слово здесь – «у каналов», которые я и вознамерился пройти по периметру).
В-третьих, нужно было найти супермаркет с едой, поскольку вынужденное холостяцкое одиночество вынуждает думать не только о высоком.
Надо сказать, что обе выставки я нашёл одну быстрее другой (всего один раз обратившись к помощи аборигенов), куда сложнее оказалось найти еду, но и с этим я справился, так как Наташа из Центра, с компьютера которой я и посылаю все свои донесения, показала мне квартал с супермаркетами, куда я и пошёл после выставки Базелица.
Супермаркеты нашлись, но не сразу. Мешало ещё и то, что сегодня в Копенгагене карнавал, а поскольку я живу возле Ратушной площади, назначенной центром народных гуляний, то именно к ней по Стрёгет, главной пешеходной улице, стекались ряженные с барабанами и зеваки, плотно их облепившие.

Collapse )
Метро

День космонавтики


Иногда кажется, что в ней живёт сразу несколько разных людей, настолько она меняется, вслед за своим настроением.
Чаще всегда она улыбчива и простодушна; в ней слишком много доброты и внутреннего света для того, чтобы быть в долгом напряжении.
Обычное её состояние - ровный покой с едва заметной капелькой отстранённости; я не знаю, откуда в ней столько оптимизма, ведь жизнь у неё никогда не была лёгкой. Но привычка - даже не вторая натура, а первая.
Иногда она отклоняется от добросердечия в сторону слегка взнузданной весёлости и тогда она танцует, поводя бёдрами или кривляется; но это скоро проходит. Рассасывается.

Я редко вижу её серьёзной или, тем более строгой; даже не серьёзной, но сосредоточенной, из-за чего на лбу у неё проявляется складка.
Строгая она более естественна, интересна. Честно говоря, в таком агрегатном состоянии она более всего мне мила, но такой она бывает крайне редко.
Настоящей. Рассудительной. Одухотворённой знанием. Отсвечивающей светом. Несущей ответственность за себя и за того парня. Сдержанной.
Она никогда не бывает злой, даже когда злится. Короткие протуберанцы гнева быстро рассасываются, уступая место всегдашней безмятежности.
Точно она знает нечто такое, что позволяет ей крепко стоять на ногах, быть уверенной и свободной.

Всю зиму наращивал в себе энергию сопротивления; боролся с потенциальной угрозой, выстраивал умозрительные границы. Читал Гинзбург, слушал много музыки.
Настал апрель и снег растаял, стены границ рухнули или превратились в вату; вместо того, чтобы держать удар его следует обволакивать; тоже методика.
Мне нравится то, что весна откладывается; я люблю подробные, заполненные делами, задержки, позволяющие сосредоточиться на достигнутом.
Любая отложенность делает настоящее настоящим, повторно проживаемым; важно.
Видимо, в атмосфере наделали дырок, сквозь которые на нас сыплются крупные снежинки и настоящий космический холод, только едва-едва подогретый прохождением сквозь многочисленные слои атмосферы.
Воздух слоится, струится мимо своих умозрительных пазов, не совпадая с ними, заглядывает в окна.
Таджики расчистили дороги и разобрали сгнившие сугробы; сегодня все эти пространства снова занесло снегом, точно мы вернулись в начало зимы, раскатывающей по улицам и дорогам первые блины, тонкие, пресные.

Да, мы редко смотрим вверх, обычно, если кто-то бросает мусор с верхних этажей.
Вот и сегодня, стояли с соседом Сережей на детской площадке, возле соседнего дома; как вдруг мимо прошелестел цветной пакет, выброшенный кем-то из форточки.


Collapse )