Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Хельсинки

Фантастическая трилогия Михаила Королюка "Квинт Лициний". Лонг-лист премии "Новые горизонты"

Роман о нашем современнике Андрее Соколове, заброшенном в 1977-ой, (время его учёбы в ленинградской школе) для того, чтобы спасти СССР от распада, выдвинут на «Новые горизонты» в виде трилогии и это самый объёмный текст лонг-листа.

Конвертировав присланный файл в 14-ый кегль, я получил более тысячи страниц (если точнее, то 1062), из-за чего последнюю четверть, где-то после 800-ой страницы, читал с всё более нарастающим вниманием.

Из одного невероятного события (встреча в поезде на Шепетовку с инфернальной силой, пытающейся спасти мир от грозящей всем нам гибели, для чего и понадобилось путешествие во времени как раз и соответствует «правилу Стругацких», считавших, что для полноценного фантастического сюжета вполне достаточно всего одного допущения) Михаил Королюк наплодил диковинное количество сюжетных линий, соединить которые воедино не смог бы и самый опытный сценарист.

Чем отчётливее приближался финал, тем сильнее было ощущение, что победить нагороженный огород можно лишь так, как Александр Македонский разрубил Гордиев узел.

Сделав вид, что Андрей Соколов проснулся или же был вызван обратно в настоящее.

Однако, оказалось, что незадолго до конца текста в файле, начинается четвёртая книга «Квинта Лициния», пока что вместившая всего пару глав.

Видимо, над продолжением автор работает в настоящее время и, таким образом, на «Новые Горизонты» выдвинуто незаконченное произведение, которое, если действовать по уму, следовало бы отклонить.

Не только по формальным причинам, но и по уровню «писательского мастерства», выдающего в Михаиле Королюке крайне амбициозного дебютанта, романными техниками пока не владеющего. Ну, то есть, абсолютно.

Дальше пойдут спойлеры и констатации.

Прошу не воспринимать мой текст как критический – «Квинта Лициния» я не оцениваю, он не конвенционен во всех смыслах, поэтому я буду просто рассказывать о трилогии.

Не критикуя, а называя своими именами то, что автор сделал, а номинатор, выдвинувший эту трилогию на премию, поддержал в каком-то приступе самоуничижительного глумления над «Новыми Горизонтами» и своими коллегами, добросовестность которых вынуждала со всей этой литературной кадрилью знакомиться.


Collapse )
Лимонов

Равенна. Посредине неба. Мавзолей Галлы Плацидии/ Mausoleo di Galla Placidia

В Равенне несколько мест силы, разбросанных в разных частях города и все они вскипают вокруг мощных архитектурных или культурных ускорителей – как Зона Данте или территория на задах Дуомо.

Ускорители необходимы для этого интерфейса, самого по себе мощного и экстраактивного – средневековые города копят силу, наперегонки вместе с усталостью, это противоборство мгновенно передаётся фланёру, исподволь попадающему внутрь перетягиваемого каната.

У романских церквей или же на площадях, оформление которых занимало века, взбухают омуты одышки и, вместо того, чтобы расслабиться и передохнуть, ловил себя на желании спрятаться куда-то подальше, поглубже. Других, видимо, это не касается, так как люди на площадях любят жить особенно активной и протяжённой жизнью – примерно как на лесной опушке, залитой солнечным светом.

Зона Мавзолея Галлы Плацидии, стоящей наискосок от Сан Витала и Национального музея – ровно такой заповедник вненаходимости, выделенный в отдельное агрегатное состояние. Вокруг изгороди шумят кафе и галереи, торгующие туристическими мозаиками, а переступаешь порог охранной зоны и точно откатываешься куда-то назад – не в каком-то там историческом времени, но в собственном хронотопе.

Внутри него есть такие тихие, будто бы лестничные, площадки пустых домов, где никто уже давно не живёт. Может быть, имеет смысл говорить о каких-то окончательно забытых состояниях из прошлой, позапрошлой жизни – об опыте переживания, который был, да сплыл, а теперь возникает по аналогии и начинается рифмоваться.

Или же, может быть, так работает предчувствие иных охранных зон, выделенных для памятников в других городах и странах, где ещё только предстоит побывать.
Этот зелёный газон между романских строений (помимо мавзолея и монументально набычившегося Сан Витале здесь ещё стоит действующая церковь, а вокруг да около идут реставрационные и археологические работы) связывает и стягивает разрозненные строения воедино – то ли разглаживая, то ли комкая травяную скатерть.

Collapse )
Хельсинки

Чердачинская агитация и пропаганда

Для памяти оставлю себе тут образчики предвыборной рекламы, забившей Чердачинск до основания (в сентябре – выборы в Госдуму) в соседстве с афишами "Водного шоу байкальской нерпы".

В трамваях и троллейбусах крутят ролик очевидного мудака, выдвигающегося под лозунгом «работающий депутат». Собственно, ролик и показывает, как этот депутат работает – раздаёт интервью, заседает на совещаниях, возглавляет президиум. Наверное, служба депутата именно так, непыльно, и выглядит, однако, работа – это не только языком трепать и через СМИ пиариться. Хотя, конечно, нечаянная честность подхода несколько озадачивает.

Другой мудак лучше всего чувствует себя на билбордах вдоль дорог, где за него становится страшно, ибо он слышит каждый голос. Стоит только представить в какой какофонии (в стиле наваждения Мэла Гибсона из «Чего хотят женщины») пребывает такой потенциальный народный избранник, тут и подумаешь: ну, его, ему в «многоголосице хора» и так тяжело.

Третий – самый подлый и коварный старается не сильно торговать своим окуклившимся личиком (рыла – самое слабое место всей этой избирательной наружки; а ещё знак «Едра», который изображают как можно меньше и где-нибудь в углу, совсем как предупреждения на сигаретах), но развесил по центру города псевдосоветские транспаранты, типа «Поддерживаем такого-то!», «Выдвигаем такого-то». Кто выдвигает? Зачем? Куда? Почему?

Общее советское прошлое ответит на все эти вопросы, а так же вернет прежний уровень пенсий, как и манифестирует этот кандидат, совсем уже незамысловато апеллируя к главной избирательной силе нашего общества.
Карлсон

Мои твиты

  • Вс, 12:31: Вот и лето прошло, будто и не бывало, день промыт как стекло.
  • Вс, 18:32: Понял что еще мне напоминает диск Маноцкова "ПЕЛИ": да это же культурно и акустически гораздо более совершенный БГ начального периода, нет?
  • Вс, 18:34: Если переводить "креакла" на среднеравнинный русский, будет: "А, что это ты, в очках, да ещё и в шляпе"?
  • Вс, 20:05: Включил Первый канал на поразвлекаться. Поразился, конечно, демонстративной отсталости всеохвата. Телевизор устарел примерно так же, как пейджер
  • Пн, 02:29: Весь вечер ветер раскачивал ветви деревьев, все увеличивая амплитуду и гибкость стволов. И вот, раскачал до начала дождя. Дождь на Соколе.
  • Пн, 15:51: Ссылки на европейские законы в стране, не имеющей опыта демократии, независимости суда, уровня европейских доходов, это лицемерие, конечно
  • Пн, 16:51: Иногда важным бывает само наличие другого мнения. Просто возможность его существования. Функционирования в ноосфере.
Лимонов

Арбузный трип

Пробежит вторженье-дроЖЖ
«Пробежит вторженье-дроЖЖ» на Яндекс.Фотках

Странные у нас установились погоды-пагоды: просыпаешься вроде уже повязанный усталостью, установившейся с утра, когда мутный и обременительный сон – продолжение воздуха, сваренного вкрутую, когда белок и всё, что там внутри молекул уже как бы заранее неживое.

И вот ты, сахар-песок, просыпаешься внутрь реальности, вываливаешься из сна, как по желобу, на кровать, встаёшь, окна открыты, сквозняк и тебя обдувает ветер, вроде, ничего, облачность насупила брови и опустила лоб едва ли не на подбородок, оконное стекло и крыша соседского сарая забрызганы беглым, как гаммы, касанием; жить можно.

Collapse )