Category: общество

Паслен

Мои твиты второй половины января. Чердачинск

  • Сб, 00:48: «Проблема» литературы в том, что разные носители (а их все больше, а времени все меньше) не могут отменить друг друга в обществе, но зато замещают соседей в личном потреблении, вытесняя более сложные (требующие труда). И да, Толстой - это наш Пруст. Какая культура - такой и Пруст
  • Сб, 00:55: Читая Эйхенбаума о Толстом, вдруг понял, что литература перестала быть главным медиумом времени и стала лишь одним из рядовых носителей информации и развлечения, вынужденно конкурируя с более простыми и действенными. И проще «отменить» литературу, чем их (кино, вино и интернет).
  • Сб, 01:34: Смартфон отменяет телевизор точечным и более разнообразным потреблением. Жаль, конечно, что большинство обладателей айфонов даже не догадываются, что литература ещё более точна и индивидуальна, а сегодняшнее письмо и вовсе рассчитано на вполне конкретные читательские единицы (!).
  • Вт, 04:08: Чтение художественной литературы необходимо примерно для того же, для чего и слушание симфонической музыки: для саморазвития и углубления интеллекта, расширения его возможностей. Нынешнее отношение к книгам, впрочем как и к серьёзным концертам, вопрос и социологии, и антропологии
  • Вт, 04:12: Читают сегодня, чтобы день провести, но читают ведь, в основном, для будущего - чтобы стать совершеннее, опытнее, изощреннее. Обогащённее лучшим из доступного человечеству. Человек без будущего не читает: ему незачем развиваться, он сейчас выживает и о том что будет уже не думает
  • Ср, 21:11: Сидишь такой посреди января и думаешь, что половина зимы миновала, день поворотил на прибыль, снежок присыпает изжогу, градус скачет, а мороз не крепчает. Небо, если судить по тонировке заката, переживает перманентную оттепель - тепло идёт откуда-то сверху, сочится из-под переменной облачности и снегопадом тоже. Однако, как же я не люблю изменений, видимо, принадлежа к породе людей, которым хотелось бы замереть на пике как можно на подольше. Это вот когда катаешься в ПКиО на аттракционах и очередная ракета (или же Колесо Обозрения) достигают верхней точки, откуда становится видно во все стороны света, хочется приостановить время и длить его до полой усталости. Ведь понятно же, что, как много лет назад написал Славушка, не все из нас добредут до весны...
  • Пт, 22:38: Вот и до нас доползло. В Чердачинске теперь оттепель, + 2, снег ссучился и капает с крыш, сходит сверху липкими глыбами, из-за чего приходится постоянно чистить лестницу, долбить лёд и уже завтра ждать такой день жестянщика, которого не было в природе. Сугробы резко осели, развернув свои бухенвальдские лица, обтянутые пергаментом, к солнцу, самоуглубились до последней стадии интровертности и повсеместно не могут разжаться, сведённые общей судорогой. В ней нет "предчувствия весны", один лишь февраль, голый как корнеплод, лютый да неприкаянный. Такие, значит, в этом году на Урале Крещенские морозы выдались. Котейка залезла на стол и целенаправленно сбрасывает на пол всё, что подвернётся под лапу: крышки от минералки, ручки, карандаши, витамины. Крещенская коляда пришла, отворяй ворота... Ходи, ходи, народ, солнышко встречать, Мороз прогонять!
  • Сб, 07:05: Я ещё и потому так сильно бешусь, когда вижу, что люди читают книги-симулякры, так как чтение - одно из самых последних прибежищ свободы: крайне трудно навязать другому чтение этого, а не другого текста. Впрочем, есть негодяи, умудряющиеся перебить влияние всего большого каталога
  • Пн, 13:13: Снег перешёл на скороговорку, на реп, зачастил, чтобы, приблизившись к земле, рассыпаться варах и распылиться по околотку. Сквозь снегопад летит самолёт, отставая от скорости звука; может быть, метель это и есть те самые звуки, выпадающие в осадок после окончательного отставания?
  • Пн, 13:24: Над посёлком, сквозь бока облаков, постоянно летают самолёты, распространяя волны звуков непонятной породы: они не тревожат, но волнуют, раз им не находится ни места, ни объяснений. И сложно найти верный образ этим полым, бесцветным кругам, вот этот дискомфорт и не створаживается


  • Collapse )
Лимонов

Мои январские твиты из Чердачинска

  • Ср, 13:54: Самое интересное - куда потом деваются многочисленные символы и знаки, накопленные накануне? 31 декабря отличается повышенной семиотической отзывчивостью - совсем как предвестье авиаперелёта, однако утро вечера мудренее: встал и куда всё расползлось, исчезло? Первое января - один из самых трудных дней в году: всё-таки хрустальная граница, сдвигаемая собственным нашим усилием, отнимает остатки сил, как любое действие, направленное на разрушение внутренних стен, провоцируя стойкое похмелье даже у самого последнего трезвенника. И тут самой простой рекомендацией будет проснуться пораньше. Во-первых, с утра жизнь быстрее облепляется деталями и делами. Во-вторых, таким образом первое января намного скорее исчерпает свои ресурсы. Не условно говоря, чем раньше встанешь, тем быстрее похмелье закончится.
  • Пт, 12:39: Если основная экспозиция (привычная и выученная назубок) интереснее привозной выставки не спешите ругать музейщиков (играют как могут), лучше вспомните о том, что залы постоянных артефактов связаны с историей не мирового искусства, но вашей собственной жизни.
  • Пт, 15:48: Кто-то думает о тебе.
  • Сб, 01:41: Толстой Некрасову в письме от 02.08.1856: «У нас не только в критике, но и в литературе, даже просто в обществе, утвердилось мнение, что быть возмущённым, жёлчным, злым очень мило... А я нахожу, что очень скверно, потому что человек желчный, злой не в нормальном положении. Человек любящий - напротив, и только в нормальном положении можно сделать добро и ясно видеть вещи... - Поэтому ваши последние стихи мне нравятся, в них грусть и любовь, а не злоба, т.е. ненависть. А злобы в путном человеке никогда нет, и в вас меньше, чем в ком-нибудь другом. Напустить на себя можно, можно притворяться картавым и взять даже эту привычку. Когда это нравится так. А злоба это ужасно у нас нравится, Вас хвалят, говоря: он озлобленный человек, вам даже льстят вашей злобой, и вы поддаётесь на эту штуку...» (Эйхенбаум, 262)
  • Сб, 14:33: На Урале постоянно идёт снег. Дорожки, двор и ступеньки приходится чистить каждый день и не по разу: встаёшь, а уже яркий день, идёшь за чистой радостью на улицу. Берёшь лопату. Продолжаешь вести наблюдения.
  • Сб, 14:50: "В новый год с дождём", рекламирует себя демократический телеканал. Тот случай, когда телевизор не врёт.
  • Сб, 15:10: Может быть, дело в том, что Толстой пишет про "личное", а Достоевский - про "общественное"? Даже если ФМ пишет про "глубинные извивы психологии" - все они являются реакциями на общество и принадлежат ему. Герои ЛН обязательно социальны, но "люди суть реки" его живут для себя only
  • Вс, 17:28: Хитрый человек редко бывает умным: думая, что всех обманул, такой хитрец даже не подозревает, что больше всего он хитрит сам с собой и больше всего обманывает самого себя.
  • Вс, 18:02: Переезду "Фаланстера" на новое место хочется посвятить подборку декабрьских снимков с книжной ярмарки, тоже ведь проходившей на новом месте. А "Фаланстеру" удачи, в которой мы все так заинтересованы.
  • Вс, 23:52: Мы живем в культуре, которая есть все то, что нас окружает (в том числе и ментально), а искусство - это то, чего в жизни нет и не будет, поэтому искусство нас окружать не может и никогда не будет. Культура - то, что есть, искусство - то, чего нет. Вот и вся разница.


Collapse )
Паслен

Мои декабрьские твиты из Чердачинска

  • Вт, 00:18: Зафиксировал важный, можно сказать, фундаментальный съезд от Достоевского в сторону Толстого. С раней юности ФМ казался мне главным писателем человечества (единственный у кого непонятно, как сделано) и теперь он не стал хуже, просто, видимо, пришло время по достоинству оценить ЛН и то, что им делалось.
  • Вт, 00:24: В Москве очередной t-рекорд (завтра и вовсе +8), в Чердачинске снежные заносы. Проснулся от капели, бодро барабанившей по подоконнику, усну под «завыванье стужи», словно бы разрываясь между красивыми и умными. На Урале Дед Мороз, а тут - «Бабушка Слякоть» (М. Вишневецкая сказала).
  • Вт, 00:26: После полосы долгих и унизительных проверок, авиапассажир попадает в зону потребительской псевдо-роскоши, сигнализирующей: трудности преодолены и можно расслабиться. Но показуха эта столь отчуждённая, пластмассова и стереотипна, что вызывает оторопь демонстративной ненужностью.
  • Вт, 00:31: Как значительно люди, летевшие со мной в самолёте ( режим неспешного разглядывания), отличаются от самих себя в помещениях аэропорта, где они живут и наблюдаются уже в динамике. Так фотоснимок, порой, отличается от прототипа столь ложной аурой, что кажется - два разных человека
  • Вт, 03:44: Вообще, это очень по-московски: «на зависть соседям» забацать +8 в конце декабря, ибо мы «практически европа», но, при этом, не объяснить завистникам ничего про смог, туман, хмурь, грязь, метеозависимость, гриппозное состояние климата и прочую побочку погодного членства в Европе.
  • Вт, 20:18: Фотографируя систематически, замечаешь, что кривизна - одно из фундаментальных свойств нашего мира. Не только картины в музеях висят косо, не только углы домов вылезают из прямых углов, кажется, что все постоянно ползёт в стороны, норовит сбиться, окончательно отбиться и одичать
  • Ср, 09:44: Да, пожалуй, я бы хотел написать классический детектив. Но это, видимо, единственный жанр не подвластный моему уму из-за уровня жанровой многозадачности - я ведь все свои книги решал как упражнения в стиле и образцовые образцы в том или ином жанре, а задачи детектива сегодня кажутся мне нерешаемыми (герой).
  • Чт, 07:47: «Понятие ‘колорит’ - попытка описать предметы, которые нельзя назвать ‘красивыми’ или ‘возвышенными’, но которые все же могут подарить человеку с вкусом и восприимчивостью, эстетическое наслаждение - вопреки, а, может, и благодаря своей «неприглядности» и обыденности." ("Тайны и заговоры" Люка Болтански, 462)
  • Чт, 07:52: ""Отдельный человек - неразрешимая загадка, зато в совокупности люди представляют собой математическое единство и подчинены определенным законам. Разве можно предсказать действие отдельного человека, но поведение целого коллектива можно, оказывается... Конан Дойл, «Знак четырёх»
  • Вс, 08:37: Тот редкий случай, когда на вопрос «Как дела?», можно со спокойной совестью ответить: «Как сажа бела», и это будет преобладающей правдой.


  • Collapse )
Хельсинки

"Тайны и заговоры. По следам расследований" Люка Болтански. "Европейский университет в СПб", 2019.

Книга Люка Болтански (превосходный перевод А. Захаревич) – сложно устроенное междисциплинарное исследование, постоянно раскачивающееся между историей литературы и социологией.

Тот, кто возьмёт её для того, чтобы погрузиться в логику возникновения и развития жанров детективного и шпионского романов (первый ведёт своё происхождение от Эдгара По, второй вырос из криминальной драмы и проявился в середине ХХ века), может быть разочарован.

Болтански, конечно же, делает достаточно подробные экскурсы в историю жанра, а также в биографии некоторых писателей и их персонажей – больше всего места здесь занимают истории Конан Дойла о Шерлоке Холмсе и сочинения Сименона про комиссара Мегре – и даже сравнивает детективную литературу с фантастической новеллой и плутовским романом, однако, волнуют его совсем другие материи.

Во-первых, языки, которыми общественно-политическая реальность «национальных государств» говорит с людьми, во-вторых, возможности, да и попросту само наличие этой реальности, спрятанной за многочисленными семиотическими системами, извлечь которые постоянно пытаются коллеги Болтански по социологическим и наукам.

Таким образом, «Тайны и заговоры» – книга о методе критической социологии, имеющей массу пересечений с работой сыщика и следователя.

Как об общепринятом мнении, Болтански заявляет, что детективный и шпионский романы (книги тайны, извлекающие загадки из прорех в неразрывной реальности, которую ткёт для нас окружающая действительность) являются одними из важнейших культурных открытий прошлого века.

Постоянно наращивая популярность, подобные сочинения проникли сначала в кино и в театр, чуть позже и на телевидение, сегодня «представляя собой наиболее распространённую форму повествования, причём в масштабе планеты. В этом качестве они играют ни с чем не сравнимую роль в репрезентации реальности, понятной любому человеку, даже если он неграмотен» (41), а затем и в методологические разработки гуманитарных и общественных наук.

И если детектив говорит на языке масс, то случай самого Болтански представляет иную крайность – он максимально перевооружён всевозможными концепциями и второисточниками, позволяющими вести рассказ сразу на нескольких параллельных уровнях, перепрыгивая с одной чужой концепции на другую, точно по жердочкам навесного мостика.

Конечно, его, как социолога, более всего интересует роль государства, подспудно формирующего образ того мира, в котором живут все его жители, а также способы исследования общественных образований – то насколько они могут говорить правду на своём собственном, научном языке, постоянно развивающемся, усложняющемся и открывающим всё новые и новые области изучения.

«Когда мы навешиваем ярлык, чтобы обозначить искомое явление, не придумываем ли мы его, как это происходит каждый раз, когда образование новой категории позволяет объединить разрозненные возможности в связное целое?» «Определить, что относится к феномену, значило бы, – добавляет он, – стать частью самого феномена…» (338)

Преступление (или же заговор) являются, прежде всего, нарушением обычного порядка вещей, когда ломается «естественный порядок общества, т.е. реальности, понимаемой как форма высшей законности, более весомая, чем в случае, когда мы рассматриваем её грубое подобие – законы, «придуманные государями»…» (112)

Преступление всегда загадка, скрытая под покровом мира, это когда «в механизме общественного порядка возникает «нечто» (если пользоваться понятием, заимствованным у Кракауэра), способное нарушить его традиционный ход. Задача детектива – мысленно предугадать движение от странности к преступлению, которое затем будет реализовано в чреде описываемых событий. Таким образом, любое непонятное явление преподносится как потенциальное преступление; это не просто знак или симптом – то, что мы наблюдаем, само по себе уже принадлежит к плоскости преступления…»

Collapse )
Метро

Мои декабрьские твиты из Москвы

  • Вт, 11:24: Теперь стало очевидным, что Игорь Сахновский явно предчувствовал свой ранний уход - и без того деликатный и тонкий во всех проявлениях, он, в последнее время, всё сильнее и последовательней отдалялся от "злобы дня", берёгся как мог, совершенно беззащитный и ни от чего не застрахованный, старался лишний раз не вникать в "жизни мышью суету" и лишних людей, тратил время и силы по-существу и только на дело.
    Литература была важной составляющей его жизни, но не единственной и не главной, хотя сейчас уже можно сказать, что Сахновский - выдающийся прозаик, действительно выделяющийся из современников, сюжетник-смысловик, использовавший нарративные структуры в роли развёрнутых метафор, позволяющих делать подлинные экзистенциальные открытия.
    Литература была для него инструментом и подспорьем, хотя главным для Игоря, кажется, была сама эта самодостаточность существования, до краёв наполненного здесь-и-теперь, сознательным смакованием каждого прожитого мига, когда неважно, во Флоренции ты находишься, или же в Свердловске, красоту и бытийные витамины, если умеешь, можно вытащить из окружающей действительности, расцветающей на расстоянии вытянутой руки.
    Игорь Сахновский красоту извлекать из всего умел и мог. Он успел написать много умных и прекрасных книг о любви, но, особенно горько, что, кажется, так и недовоплотился: смерть застала его на взлёте возможностей, на пике формы. Ему бы пошло великодушное, бородатое патриаршество, но судьба распорядилась иначе. И это невосполнимая потеря, большое горе и жуткая несправедливость.
  • Ср, 01:03: Каждый день важно пройти не меньше четырёх км. Невзирая на погоду, которая, скорее, помощь (вносит разнообразие), чем недоразумение. Если город меняется медленно, стоит обратить внимание на смену сезонов - они способны размыкать любые бытовые массивы, даже ощущение неизбывного Дня Сурка.
  • Чт, 12:39: "Я действительно желаю видеть в своих гражданах два эти качества — ответственность и любовь. Ответственность за себя, за тех, кто рядом, за всю страну. Любовь к слабому, к ближнему, к человечеству. Это мое желание — еще одна причина, ваша честь, почему я не мог призывать к насилию. Насилие развязывает руки, ведет к безнаказанности, а значит и к безответственности. Ровно так же насилие и не ведет к любви. И все же, несмотря на все преграды, я ни на секунду не сомневаюсь, что мое желание исполнится. Я смотрю вперед — за горизонт годов — и вижу Россию, наполненную ответственными и любящими людьми. Это будет по-настоящему счастливое место. Пусть каждый представит себе такую Россию. И пусть этот образ руководит вами в вашей деятельности так же, как он руководит мной." (из последнего слова Егора Жукова на суде)
  • Чт, 22:38: Сколько ни составляй списки и вдумчивые вишлисты, но попав на нон/фикшн, странное дело, все желания и домашние заготовки улетучиваются: главное здесь, всё же, не книги, но общение. Тем более, что ярмарка обживается на новом месте - первый раз проходит в Гостином дворе и новая навигация сдвигает восприятие в сторону совсем уже непаханой целины. Пока обновлённая нон/фикшн больше напоминает книжный фест на Красной площади. Места здесь, конечно, намного больше, чем в ЦДХ, появился большой раздел посвящённый комиксам и масса боксов для чтений и пресс-конференций. Но воздуха к концу первого рабочего дня также почти не осталось, весь его выпили книжники да маета. С кем не говорил (особенно из издателей, так как писателей, за исключением, разве что, Володи Березина, слушать попросту страшно), у всех проблемы нарастают, сложности слоятся и окутывают с ног до головы, видимо, беспроблемные издатели молчат и разговоров не множат. Все ждут дальнейшего утяжеления участи и все готовят полчища новых книг. Ярмарку, вроде как, уже отстреляли, теперь на кону первые новинки нового, висикосного, года.
  • Пт, 09:42: Лайфхак про нон/фикшн: основной поток идёт с Ильинки и там, поэтому, основная давка и очередь в гардероб. Но в противоположной части Гостиного двора, со стороны Варварки и Зарядья, тоже есть гардероб - сбоку от амфитеатра и туалетов, которые тоже там. Да-да, теперь у книжной ярмарки есть свой амфитеатр и дополнительный гардероб, в который не стояло ни одного человека.
  • Пт, 10:40: Егору Жукову - три года условно. На два года запрещена блогерская деятельность (интернетом пользоваться можно).
    Трансляция митинга возле Кунцевского суда тут: https://www.youtube.com/watch?v=6iPrrp6tIHI&feature=youtu.be&fbclid=IwAR0UsRU08DYpz-ZpebWtqOVOy2m6Vot9-QvnDf7LpzZMw-UR5Whuxv3aYLE
  • Пт, 11:39: С утра посмотришь трансляцию митинга у Кунцевского суда, вот и весь оставшийся день будет свободен.
  • Пт, 12:49: Субфебрильный декабрь, похожий на март.
  • Пт, 17:53: Пошел в ГМИИ посмотреть на Гейнсборо, а сам такой залип в зале итальянского искусства. Там почти полностью сменилась экспозиция и все больше работ из трофейного фонда, без всякой помпы внедряемого в постоянную экспозицию. Хотя двойчатки любимейших Симоне Мартини и Сассетты, кажется, там висели всегда? Да, эрмитажную "Даму в голубом" не привезли. Вместо неё ГЭ представил на выставку Гейнсборо картину Рубенса, на мотивы которой Гейнсборо якобы импровизировал.
  • Сб, 12:16: Бумажные души
  • Сб, 12:18: "Железнодорожная проза" (Мандельштам об "Анне Карениной")


  • Collapse )