Category: общество

Лимонов

"Фрагменты речи влюблённого" Ролана Барта в переводе Виктора Лапицкого. "Ad marginem", 1999

Именно эта книга, а отнюдь не «Мифологии» (структуралистские колонки из газет и журналов) сделали Барта медиазвездой – за год, после выхода «Фрагментов речи влюблённого», было продано 70000 экземпляров этого странного, во всех смыслах, текста, сублимирующего словарь.

Правда, не с закрытой, но открытой структурой – в духе борхесовской «Энциклопедии китайского императора», вдохновившей Фуко на «Слова и вещи»: каталожные карточки, на которых Барт сочинял основные свои тексты и принцип автономности которых был положен в основу «Фрагментов речи влюблённого», позволили ему создать практически бесконечное произведение, которое, при желании, можно продолжить.

Так как единицы, на которые членится этот текст, не обладают жёстким принципом отбора, они произвольны – единственное, что позволяет себе Барт – расположить их в алфавитном порядке.

Явления страсти (фантазмические, лексические, бытовые, культурные) проходят Барту в голову по ходу развития пьесы: безответная любовь полна самодостаточных явлений, редко подпадающих под семиотические расклады.

Кажется, популярность «Фрагментов речи влюблённого» зиждется именно на этом: с одной стороны, есть «слово, которое знают все» («Улисс»), с другой – есть писатель, чья главная роль анализировать и порождать оригинальные суждения о явлениях, принадлежащих и понятных любому.

Подобной работой Барт занимался уже в «Мифологиях», раскладывая явления моды, рекламы, общественной жизни и поп-культуры до базовых значений и извлекая из повседневности подлинный смысл привычных нам предметов и явлений.

Во «Фрагментах речи влюблённого» он идёт далее, описывая культурные коды, лежащие в основе любовных фантазмов и делает это на пересечении нескольких методологических полей.

Разумеется, это психоанализ, затем структурализм, плавно переходящий в постструктурализм с его свободными и плавающими трактовками, так и не закреплёнными в пазах; с третьей стороны – это личный опыт автора, в том числе и как читателя, выписывающего из классических ("Пир" Платона, гётевский «Вертер», Ницше, Пруст) и современных (Жид, актуальная и японская поэзия, Соллерс) текстов психологические параллели, иллюстрирующие те или иные фантазмы.

Collapse )
Метро

Мои октябрьские твиты из Москвы

  • Пт, 15:51: Узнав, что сквер подлежит реконструкции, деревья спилят, а в центре построят кафе, я начал ездить сюда, в своё школьное прошлое, раз в полгода и снимать незаметные ни для кого изменения, поскольку те, кто продолжают тут жить, не способны увидеть перемены по определению, а те, кто разъехались, именно от этих деталей и подробностей свалили.
  • Пт, 15:47: В конечном счёте, сквер оставили в покое, но фотографии места, развивающегося по собственной логике, остались за некоторые года. Вдруг кому-то понадобится.
  • Сб, 17:47: Самое ценное в каждой поездке - нахождение самоигральных, аутентичных пространств, какими-то весьма уловимыми образами связанных с эйдосами конкретных городов. Однако высший класс найти такую архитектурно-инженерную "машину времени" буквально у себя под боком, когда за обретённым временем не нужно никуда ехать.
  • Чт, 18:19: Дмитрий Бавильский. КНАУСГОР. МОТОЦИКЛИСТ НА КРЫШЕ (Часть 2) https://t.co/XIviXF4jPK
  • Пт, 16:16: Перебираем исполнителей, точно парфюмы.
  • Пт, 17:18: Вычищая рекламу из Инстаграма, вы тоже ощущаете, как в мире становится немного, но чище?
  • Пт, 21:54: В «Циолковском» - презентация книги современного марксиста [Алана Вудса], из-за чего в магазине, без того тесном от книг, стало тесно от радикальных людей. Завтра, кстати, там выступает питерская Погодина, после завтра - Филиппов-Чехов, жизнь кипит и лишь Максим Сурков невозмутим
  • Пт, 21:58: Книжным лабиринтом «Циолковский» напоминает лучшие парижские букинистические - копаться в них можно часами. Сегодня унес домой давно разыскиваемый двухтомник Юрия Фельзена, чему Максим Сурков, кажется, был особенно рад: ведь после двухтомников обманчиво много места освобождается.
  • Вт, 00:55: Проголосовал за претендентов на премию "Поэзия". Практически все стихотворцы, переводчики и "критики", за которых я сегодня отдал голос, живут в моей фейсбучной ленте, что должно говорить о некотором сдвиге бытования и потребления "поэтического слова" (и рефлексии о "поэтическом слове") у современного человека.
    В рамках надвигающейся "экономики интереса", я уже много лет пытаюсь донести до "общественного сознания" мысль о том, что трогательность современного искусства, количество которого серьёзно превышает спрос, прямо пропорциональна нашей вовлечённости в него и нашей заинтересованности (причастности, в том числе личной) в конкретных именах - знакомых по разным поводам, близких по разным коммьюнити, доступных, понятных, так вот это оно. Интересно будет на конечных результатах "Поэзии" проверить: хоть какая-то польза от голосования больших чисел.
    Другое наблюдение над голосованием: чем длиннее список - тем больше шансов у фамилий, начинающихся с букв из первой половины алфавита, что, впрочем, я ещё по своей школе знаю.


  • Collapse )
Лимонов

Мои сентябрьские твиты из Чердачинска

  • Сб, 13:58: Нашел во втором томе "Подростка" свои дурацкие подчёркивания шариковой ручкой середины 90-х годов. Татуированная книга.
  • Сб, 23:06: Версилов говорит в «Подростке» Достоевского: «Вообще же, ничего не делать всего лучше; по крайней мере спокоен совестью, что ни в чем не участвовал...» (3, 1, 17)
  • Сб, 23:28: Версилов: «Наш русский атеист, если только он вправду атеист и чуть-чуть с умом, - самый лучший человек в мире и всегда наклонён приласкать бога, потому что добр, а добр потому что доволен тем, что атеист, люди почтенные, высшей степени благонадежные, так сказать, опора отечества...»
  • Сб, 13:49: Вот такие тексты я писал в прошлом тысячелетии, когда был ещё совсем маленьким и жил на крутом берегу реки Миасс. Точно это уже не я вовсе. По крайней мере, если бы Лена не написала, что это моё, сам бы я мог и не признать. Это примерно как не узнать в случайном собеседнике одноклассника. Ничто не напоминает. Другой человек. Год примерно 98-ой, 99-ый. Документ эпохи. Тогда я ведь ещё был уверен, что стихи хотя бы отдалённо должны походить на стихи. Ага, щаз. https://t.co/RgzfEuIGxa
  • Сб, 16:06: Который раз замечаю: подгнившая падалица пахнет коньячным напитком, «солнцем в бокале».
  • Вс, 06:54: "Родиной поэтического таланта, согласно Бодлеру, является проживание осени. Великий поэт - словно бы осеннее существо..."
    В. Беньямин, "Центральный парк"(32)
  • Пн, 17:40: Помидоры в этом году такие сладкие (сахаристые, податливые), что вполне могут сойти не только за овощи, но и за ягоды. Особенно когда только что с грядки.
  • Ср, 07:55: Города с самым загрязненным воздухом: Абакан, Ангарск, Барнаул, Братск, Иркутск, Красноярск, Кызыл, Новокузнецк, Норильск, Улан-Удэ, Черногорск, Чита и другие. В списке самых загрязненных почв: СПб и города Приморского края, Новгородской, Мурманской, Кировской, Челябинской обл.
  • Пт, 14:52: Очень хорошо (фотографически точно) помню этот вечер, описанный Аркадием - было очень тепло и солнечно, мы долго гуляли, а потом ненадолго зашли к АТД (Зины не было дома), после чего снова гуляли, пока не сели у хоккейной коробки пить пиво. Точнее, АТД пил, а я рядом находился. Зина, спасибо за воспоминание. День, как отскочивший мячик, сразу же поменял траекторию. https://www.facebook.com/zinaida.dragomoshchenko/posts/1635144719949146
  • Сб, 06:35: Такой спелый, тёплый туман раз в пару лет вызревает. В этом году он хочет напомнить, что если сейчас, пока совсем бабье лето, окна не вымыть, то в зиму с грязными, навсегда непрозрачными, уйдёшь.


Collapse )
Лимонов

"Подросток", роман Федора Достоевского

"Подросток", предпоследний роман Достоевского (дальше остаются только "Братья Карамазовы", в тени которых он несправедливо и находится), пожалуй, самый недооценённый и самый кафкианский его роман.

Говоря "кафкианский", подразумеваешь два момента.

1.
Во-первых, имеешь ввиду драму абсурда, обрушивающую на читателя чреду нелогичных событий (кажущихся нелогичными чуть ли не до самого финала, так как важнейшее свойство романной технологии ФМД - как можно дольше прятать от читателя истинные причинно-следственные цепочки, сдавая правду жизни потихонечку и, как бы нехотя, превращая чтение в расследование, в аналог осознания Аркадием Долгоруким, главным героем "Подростка", истинного положения дел - собственно в реконструкции того, как оно на самом деле было, и заключается сюжет этой книги), плохо вяжущихся друг с другом и, по всей видимости, призванных вызывать когнитивный диссонанс.

Дело вертится вокруг судьбоносного письма, в обладании которым заинтересованы практически все главные и неглавные персонажи "Подростка" и которое попало Аркадию совершенно случайно, неосмысленным оберегом, зашитым в подкладку его пиджака ещё в за-тактовой части - до прибытия Долгорукова из Москвы в Петербург, где находятся родители, бросившие его в раннем детстве.

Письмо, организующее главную интригу ("судорогу", как сказал бы ФМД), явно непропорционально его смыслу, известному всем соискателям бумаги до самого последнего словечка - и будем честны, оно не слишком убедительно (дочь хотела бы сдать своего полубезумного отца в дурдом, чтобы не лишиться наследства - отец-князь, с одной стороны, и в самом деле, полубезумен, а к концу романа и вовсе умирает, развязывая всем руки, а, с другой, настолько ласковый, вежливый и податливый, не способный никому навредить - в сериале 1983 года по этой книге князя идеально играет Леонид Оболенский и это снайперское попадание, - что вредительское значение компроментирующего документа явно преувеличено) необходимо как спусковой крючок и клей, соединяющий разных героев и мизансцены, в которых они участвуют, в единое целое, но критического отношения к себе не выдерживает.

Методологически это крайне важный момент: ситуация, кажущаяся преувеличенной со стороны, вполне органична, если судить о ней изнутри текстуальной реальности, которая сколь искажена (для критического взгляда), столь естественна, если следовать логике автора и разливаемых им имманентностях.

Пока читаешь, в эту преувеличенность веришь как в единственно возможную данность.

Кажется, это и есть пример создания органического и самодостаточного мира, романного пространства с автономным мироустройством (хронотопом), на которые ФМД большой мастер, выстраивая совершенейше прото-модернистский текст.

Collapse )