Category: напитки

Лимонов

А. Бродский "Cisterna" 4-ая Биеннале


Стиль Бродского - минимализация собственного участия, растворение в окружающем ландшафте с невеликим вмешательством.
"Cisterna", в этом смысле, явление показательное: пространство подземного коллектора, призванного очищать сточные воды, впечатляет самодостаточным зиянием - это действительно омут, в который спускаешься по лестнице на три, что ли пролёта, вниз; и это омут с головой, захватывающий вестибулярный аппарат лёгким контролируемым обмороком; легким дуновением искусственого ветра, колеблющего белые шторки, скрывающие фирменные лайтбоксы Бродского из серии (почти как из серии) "Окна и фабрики".

Дорога тоже входит в состав впечатления, накапливающегося на подкорке; мы долго искали это место, дождь то начинался, то заканчивался и выглядывало солнце, пока мы ехали по Таганке и мимо женского монастыря, где в субботу свадьбы забили автомобилями дорогу; мимо свадебной труппы глухих людей с прекрасной невестой в белом; а затем едва не заехали на кладбище; а затем попали на промзону, где за заборами торчали роскошные ар-декошные цеха. И возле входа на провал остов сгоревшего автомобиля, который Шабуров бросился фотографировать как истый папарацци, точно он, автомобиль, на наших глазах истлеет и рассыплется.
Так ведь и коллектор ещё найти надо, пробираясь по пустырю за какие-то склады, в которых тоже ведь проходит выставка; а все эти оттяжки и ожидания оседают цифрами спидометра...

...и когда ты попадаешь внутрь, то входишь точно в Храм; это захватывает, действует на корни волос и прочие рецепторы; хочется говорить негромко, в полголоса, задирая голову вверх.
Лена обратила внимание, что это пространство с плоской крышей, скорее напоминает греческие культовые пространства, а мне казалось, что это же чистая Византия, ранее Возрождение или же, напротив, позднее Средневековье со снесённым, точно по кумполу отпиленному, черепом.

Collapse )
Лимонов

В. Кошляков в Галерее Гельманов на "Винзаводе". 4-ая Биеннале

"Атлантис" Валерия Кошлякова


Основная новость состоит в том, что Кошляков перестал делать архитектуру и выдал портреты - большие, красивые и точно такие же деконструктивистские, как и его бумажная скотч-архитектура.
То есть, художник логично эволюционирует, развивая предыдущие темы, связанные в пунктирный рассказ, в визуальную наррацию; почему-то именно применительно к Кошлякову хочется назначить его выставки главами одной большой книги.
Может быть, даже и романа.

Предыдущая выставка Кошлякова в "Галерее Марата и Юлии Гельман" (кстати, очень важно, что очередные главы этой книги выкладываются в одном и том же стабильном пространстве белых фактурных стен, которые художник наверняка имеет ввиду белую кирпичную кладку, горизонтальной логике которой важно сопротивляться вертикальной устремлённостью работ вверх, ввысь) называлась "Недосягаемые" и состояла из скульптурных супремусов и больших, словно бы расплывающихся панно, про которые я решил, что это фотоувеличение иконных поверхностей - детальное, под лупой, рассматривание утопии.

Collapse )
Лимонов

Винные подвалы и катакомбы


Одного поэта нам с Элиной не хватило, накануне мы были в Сент-Эмильоне, начинающемся с виноградников древнеримского поэта Авсония. Город с них, сбегающих по плавным холмам и начинается.
Когда ты попадаешь в этот район, к которому приписан Сент-Эмильон, количество виноградников резко возрастает: понятно почему - это же один из самых известных в мире винодельческих краёв. Здесь, на самых дорогих и самых ухоженных делянках, взращивают сырьё для элитных, дороже уже, кажется, некуда, вин.
Сначала мы долго ехали по главной трассе, после свернули на боковую дорогу, заходящую к городу будто бы с тыла; здесь и выращивали виноград для Авсония, который не только стихи в переводе Брюсова писал.


Collapse )
Лимонов

Лёгкие лаванды


Сейчас выходил из отеля, со мной поздоровался какой-то дяденька; прежде чем выйти, смотрю, дверь в холл закрыта (обычно открыта), открываю, там столпотворение.
Столики, за которыми завтракают постояльцы, заняты слушателями. Все внимают Андрею Дмитриеву. У него по-французски четыре книги вышло в "Фаярде", круто.
Второй раз меня окликнула семейная пара, когда лунным ветреным вечером, я шёл пустыми, словно бы пригнувшимися, сузившимися от темноты, улочками к фестивальному биваку.
Если учесть, что в Ди около пяти тысяч населения, а я выступал уже трижды, то интеллектуальная часть тут живущих, можно сказать, охвачена.

Мы сегодня снова ужинали с Харитоновым и Дмитриевым, рассказывавшем о тяжёлом ремесле серийного сценариста и о своих встречах с Сурковым по поводу сериала о Смутном времени.
Красиво излагает.
Марк налегал на вино и почти ничего не слышал. Сидел, уставившись в одну точку; старенький. Ему уезжать завтра, он раздарил всем билетики на алкоголь. Мы вспоминали с ним Давида Самойлова. Валерий Попов с Настей сидель отдельно. На минуту подошёл Гиршович, он тоже уезжает, попрощался.

Сидим как на вокзале. Ветер, все куда-то уезжают, музыка и немного весело. Фонарики качаются. люди выпивают и закусывают. И снова выпивают. И почти никто почти не пьянеет.
У входа в шатёр играл со своими детьми Лёша Айги, у них тут завтра концерт. Выступают они на фестивале так как, оказывается, Лёша живёт в Ди, у него тут дом. "Жить в Ди" означает, что дом может быть и не в самом городе, а в километрах 15, как у Алексея или у Бриджит с Бернаром, которые пригласили меня сегодня в гости.

70.85 КБ

Collapse )
Лимонов

Мои новые тексты в ЧасКоре

четверг, 5 августа 2010 года, 09.26

Павел Басинский: «Я не выдвигаю версий. Я хочу показать, как это было...»Павел Басинский: «Я не выдвигаю версий. Я хочу показать, как это было...»

Известный критик и прозаик написал книгу о уходе и смерти Льва Толстого

Какой факт, открытый во время изысканий о Толстом, поразил более всего? Растрогал? Рассмешил? Вашей предыдущей книгой было жизнеописание Горького. Почему после него вы взялись за Толстого? Какая в этом есть логика? Почему вы выбрали для исследования и описания именно последние дни жизни Толстого?

вторник, 27 июля 2010 года, 12.16

И бутылка ромаДмитрий Бавильский  И бутылка рома

В финал первого конкурса современных российских композиторов на YouTube вышло 13 сочинений

Слушаем и голосуем. Впервые в истории YouTube чёртова дюжина современных симфонических сочинений предложена для интерактивного голосования. Музыку победителей исполнят в сентябре на фестивале РНО. Подробнее




суббота, 31 июля 2010 года, 09.51

Воля к властиВоля к власти

Власть, внешняя и внутренняя. Дмитрий Бавильский и Игорь Манцов в диалоге июля

Что делать если власть отвратительна? Как жить под давлением? Насколько продуктивна «внутренняя эмиграция»? Что отстаивает Голливуд и чему учит Маленький Принц? Куда увлекает Тарковский? Подробнее


Лимонов

Любители абсента


Вчера мы с Вадиком дали-дали, сижу, пытаюсь прийти в себя. Закуски было много, но фишка в том, что выпивки было ещё больше. Хотя вели мы себя культурно, даже телевизор не включали (Темиров 5 минут посмотрел кусок какого-то чёрно-белого советского кино и грязно выругался)но, под конец, всё равно напились. Или просто от задушевности опьянели. Жертвой нашего будуна стал erofan, которому пьяные гопники несколько раз звонили посреди ночи и пытались забить стрелку на завтра. Потом забывали, что стрелка забита, и звонили по новой. Но всё это, Вадим, только от хорошего отношения. Только от него честное слово. Отдельным бонусом вышли питерские звонки - от ritam и kcn, который даже решил приехать на vadimus посмотреть. На non/fiction не поехал, а к Темирову - как в Ясную Поляну. Уважаю.

Collapse )
Лимонов

Поэт и поэтесса


Шульпяков зазвал к себе на плов, который готовился полдня. Ещё пришла Вера Павлова со своей дочерью и Стивеном, новым своим мужем американского происхождения. Пили сначала водку, затем абсент. Абсент Верушка пила первый раз. Ею дочь Наташа тоже. Потом она (Наташа) взыла телефонную трубку, забаррикадировалась на кухне, начала обзванивать всех одноклассников, рассказывая о том, как она попробовала сегодня абсент.
А у меня с абсентом связана другая история: мы пили (я не пил) его в каком-то баре в Бильбао, с Вадикой и со Славкой. На улице шёл дождь, мы долго искали где бы перекусить, но так ничего не наши, кроме абсента. Бильбао – странный город, здесь едят только сандвичи. Бармен налил нам абсент как водку. Но Славка хотел стать нашим Вергилием и потребовал, чтобы всё было по закону: Славка показывал Маринке, как надо наливать, поджигать, тушить и пить. Ну, и накрыл горящий стакан ладонью, стакан и приклеился. Так Слава получил идеально круглое тавро, которым потом некоторое время очень сильно гордился.

Collapse )