Category: космос

Хельсинки

Александр Пелевин «Четверо». Роман. «Пятый Рим», Москва, 2018. Лонг-лист премии "Новые горизонты"

Вообще-то, в этой книге не одна, а сразу три истории, развивающиеся в разных временах и жанрах, диктующих автору свои жёсткие законы.

Все начинается с полёта космического корабля «Рассвет», который в 2054-м году летит к планете Проксима Центавра b и это первый полёт за границы Солнечной системы, из-за чего астронавты долгое время пребывали в анабиозе.
Точнее, в состоянии «стазиса», сон которого сжал большую часть полёта (87 лет) в пару космических мгновений. Роман начинается с того, как Владимир Лазарев, капитан «Рассвета», просыпается в своей капсуле перед самой высадкой на планету, где, возможно, будет найдена жизнь.

Скажем, в виде живого океана, способного продуцировать галлюциногенные образы и разговаривать с Лазаревым, единственным астронавтом, оставшимся в живых, а также дарить ему подарки.
Например, гаджет непонятного назначения в виде пятиконечной звезды, который Лазарев привезет на Землю, запустив, таким образом, на планету что-то вроде Троянского коня, после чего вся цивилизация меняет течение.

Но пока следует подождать приземления. Точнее, проксимления «Рассвета», так как автор запускает второе кино, действие которого происходит в Крыму. Идёт 1938-ой год, молодой следователь Николай Введенский просыпается в автомобиле, который привёз его на берег Чёрного моря.

Здесь, в Белом Маяке, произошло странное убийство астронома, похожее на сатанинский ритуал, местные не могут его разгадать, поэтому и призывают помощь «из центра».
Введенский рьяно берётся за расследование, которое напоминает триллер про извращённого, но крайне затейливого маньяка, играющего с Введенским как с игрушкой: ритуальные преступления множатся (убитым разрезают грудную клетку, вырывают сердце и вставляют вместо него железную звезду) и вот уже незримый убийца обещает, что следующей жертвой станет сам приезжий следователь…

Однако, пока преступление откладывается, поскольку в действие вступает третья повествовательная линия, связанная с нашим временем.
Современный Питер, канун Нового, 2018-го года.
Пробки на дорогах, предпраздничная суета.
Но психиатру Хромову, проснувшемуся перед праздником, не до домашних радостей с женой-журналисткой и дочкой, слушающей рэп Оксимирона и Гнойного: он никак не может подобрать ключик к странному пациенту Поплавскому (его в психушке называют "космонавтом"), утверждающему, что он разговаривает с девушкой, живущей на далёкой звезде.

"Космонавт" Поплавский настырно описывает в ЖЖ диалоги с Онерией, своей межзвёздной возлюбленной, наблюдающей гибель древнейшей цивилизации, поглощаемой Белыми Червями и говорящей ему свои монологи прямо в мозг, «тягучим, красивым, выверенным стилем с пафосным слогом, похожим на Ефремова или «Аэлиту» Толстого».

Collapse )
Хельсинки

Созвездье кровяного тельца


Странные всё-таки эффекты даёт иглоукалывание – Ян вставляет иголки в нерв, проталкивает стальные прутья как можно дальше по ходу движения – чего? импульсов? движений? – так, что тебе начинает казаться, будто бы тебя чистят ёршиком, а, главное, кровь твоя становится точно видимой.
Точнее, ощущаемой.

Иголка входит в нерв, а не в вену, но ощущения не про нерв, а про кровь и внутреннее зрение; постоянно ловлю себя на том, будто зависаю над центральными чердачинскими перекрёстками, полураспятый (руки раскинуты, движенья, точно в воде, замедленные, рапидом снятые) и смотрю как легковушки лейкоцитов и эритроцитов в разные стороны потоками струятся.

Я уже привык жить в нескольких местах параллельно, у меня в Твиттере даже такая рубрика имеется - #пж (параллельная жизнь), ведь душа томится, ведь душа-то мается и рвётся куда-то постоянно с поводка…

Collapse )
Лимонов

"Космическое Государство Трансцендентальных Переворотов". Спецпроект 4-ой Биеннале. Проект_Фабрика

Космическое Государство Трансцендентальных Переворотов

Чувствуешь физическое сопротивление необходимости писать про выставки, расположенные на "Проекте_Фабрика": все они, за исключением фотовиньетки Кисиной и нелепо лепой трудотерапии ЗИПа вымученные и вымороченные, однако, взялся за гуж, имей силы довести коллекцию впечатлений до логического завершения.
И, потом, что-то, вероятно, не так с самим этим местом, бывшей картонажной фабрикой, словно бы застывшей в оцепенелом сне.

Из всех московских промышленных территорий, переданных искусству, пожалуй, именно эта - самая неудачная, некалорийная; можно отдельно задуматься и понять что же с этим местом не так - ведь неубранность не мешает вкушать лабиринты "Красного Октября", а относительная отдалённость АртПлея или неудачное расположение Винзавода легко выносятся за скобки разумной организацией процесса.
Может быть, дело в том, что другие переформатированные площадки куда-то развиваются, перестраиваясь и доходя до более-менее (чаще, конечно, "менее", но, тем не менее, процесс ведь запущен и идёт) приемлемого состояния, тогда как этот фабричный двор точно замер, вместе со всем окружающим его районом в желе вечной тишины и постепенно ветшает, лишь предоставляя свои цеха и лестницы для проведения культурных мероприятий, которые не наполняют эти стены, но выдуваются вместе со зрительскими впечатлениями.

И тогда становится не очень понятно зачем оно всё здесь; за исключением, разве что, мысли о том, что освободившаяся от бумаги и картона территория обломилась хорошим и приятным людям, пытающимся заселить эти стены правильными проекциями, тенями и образами, но денег катастрофически не хватает, поэтому радуемся, что есть тепло, свет и канализация, обеспечивающие функционирование многопрофильного центра современного искусства.

Пусть ещё одного, но, зато адекватного ситуации и, насколько это возможно, аутентичного: ведь сила многих лофтов заключается в ловкой подмене, возникающей с помощью евроремонта.
Когда начинка выскабливается и наполняется лёгко растворимым в воздухе гламуром, то есть, корёжится суть помещения, становящегося диетически подкованным. Обезжиренным.
А тут, на "Фабрике" вся эта суровость стиля сохраняется - с тобой играют в открытую: хотели андеграунда - их есть, под ботинком хрустящем, у меня.
И это игра по правилам, от которых, впрочем, все уже успели отвыкнуть (а кто-то вовсе не застал).

Collapse )
Хельсинки

Проволочный космос


Автор дневника всегда подстрахован тем, что транслирует правду своей жизни.
Иные его соображения выглядели бы в официальном контексте, может быть, и нелепо, но внутри дневника любое недотягивание до общего уровня моря вполне оправдано: пишу то, что вижу, то, что слышу, из чего состою.

Гражданин второсортной эпохи гордо
признаю я товаром второго сорта
свои лучшие мысли, и дням грядущим
я дарю их как опыт борьбы с удушьем...


Писатели эпистолярных жанров (Гинзбург называет их "промежуточными") находятся в стратегическом преимуществе перед авторами как поэзии, так и прозы - ведь они, в отличие от других, не создают новой искусственной территории, не насыпают остров, но занимают позицию исконно, органически, себе принадлежащую. Имманентную.

Collapse )
Лимонов

Блуждающий центр

49.50 КБ


Я всё время ходил в Тель-Авиве и искал формальный или символический центр, то ли место тусовки, то ли географическую точку, в которой стекаются главные смыслы; необязательно Красную Площадь или Елисейские Поля (или что там в Париже является центром - Нотр Дам, Эйфелева башня?), но такое место, от которого можно было бы начинать свой собственный отсчёт.
Я думал о тех людях, что спешат мимо по улицам и улочкам, сидят и слушают музыку в концертном зале или шуршат перед шедеврами Моне и Ван Гога в Музее Изобразительных искусств; как они расходятся по своим квартирам с холодными каменными полами, сидят в комнатах, постепенно превращаясь в самих себя [когда никто не видит и не слышит].
И вот они расходятся в разные точки из одной точки или же не расходятся, так как её нет и, поэтому, они образуют абстрактные схематические рисунки, постоянной штриховкой [штрихованием] доводящие вот эти самые улицы до той степени закопчённости, которую видишь здесь повсеместно.
До состояния чёрного квадрата, наконец; до полной декабрьской темноты, наваливающейся так, что прогибаются плечи и кружится голова.
Кружится еще и оттого, что море в этой тьме и из-за этой тьмы превращается в чёрную дыру, прореживающую пространство.

Collapse )
Лимонов

Кин-дза-дза


На картах и снимках из космоса, несмотря на песчаные оттенки, она выглядит фрагментом десны или пластыря (?).
Четырёхкилометровая в длину и стопятидесятиметровая в высоту, она разделяет море и лесную чащобу едва ли не чётким человеческим жестом; так Христос или кто-то из его апостолов разводит руки; небо здесь ближе, лес (бесконечный и бездонный) кажется каракульчой; море, прозрачное и точно выцветающее, порванное на лоскуты, "налево сказку говорит".
Но главное-то не небо, которое везде, не море, которого здесь много (хотя моря много не бывает) и не лес, насаженный прошлыми поколениями, но вот это гора мельчайшего песка, тянущаяся покуда хватает глаза и превращающая ландшафт, если, конечно, на неё забраться в марсианский.
Неповоротлиый, нелепый, почти мёртвый, но всё ещё дышащий кит. Кит для Ионы.
Пологие склоны, по которым можно скатываться или сидеть, медитируя на закат; да, обязательно сняв обувь, попытаться оторваться от людей, которые ещё легка сгущаются у лестницы, но чем дальше в марс, тем меньше их, тем больше тишины и чувства бесконечности, точно кожа твоя истончается на глазах, становится невидимой, а сам ты становишься частью пейзажа.
Но мы с Юрой не пошли далеко, походили немного, так как Элька уже выехала за нами, да и подъём по лестнице отнял много сил.
Народу было совсем немного, тем удивительным оказалось наличие русскоязычной компании, которая с фальшиво одухотворённым придыханием фотографировалась на фоне окрестностей, а говорить старалась не по-русски, а по-английски.
Вокруг дюны заповедник, паркинг и масса магазинчиков с ресторанами; то есть, место действительное известное и даже культовое: ну, как же, чудо природы.
Захотелось залезть на это чудо в новогоднюю ночь, чтобы встретить там двенадцать часов ночи и новое утро нового дня.

Collapse )
Лимонов

Видел!


Я утром встал раньше времени и видел по тв телепузиков. Теперь я знаю, что это...Я видел это.

....Ощущение такое будто в космосе была...

Collapse )
  • Current Music
    ...не то, что мните вы, природа...
  • Tags