paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Глинка. Шопен. Чайковский. Бородин. ИСО. Петренко. Луганский


54.56 КБ

Мы сегодня были без машины, поэтому пришли чуть раньше, было время неспешно пройтись по фойе, рассмотреть зрителей и то, как они собираются к началу.
И как кошки, коих в Тель-Авиве несметное количество, собираются у проходных концертного зала, точно завзятые меломанки и смотрят загадочно на контролёров, будто бы просят их пропустить к началу.
Особенно усердствовал, кстати, чёрный кот... Их, чёрных, перестаёшь здесь бояться; так их буднично много. Устаёшь делать внутреннюю стойку. Расслабляешься.
Сегодня было много молодёжи, даже в военной форме; публика была менее праздничной, всё-таки, будний день, однако, всё такая же простодушная, эмоционально заряженная, активная.
Дирижирующая, подпевающая (!), пританцовывающая вслед за дирижёром Петренко; мобильный, таки, случился. Но между частями, таки, не хлопают.



53.65 КБ
Мы решили дать Николаю Луганскому второй шанс. Первый он практически завалил, тем не менее, на исполнителе нельзя ставить крест; поэтому мы и пошли на шопеновский Первый концерт для фортепиано с оркестром дубль два.
Чтобы, например, посмотреть когда на этот раз закончится фортепианный полёт со-общения и начнётся автопилот, раньше или позже, чем неделю назад?
Но концерт начался с прелюдии Глинки к "Руслану и Людмиле", которую Петренко продирижировал с большим юмором, пробравшись через неё кролем; он так махал, комиковал и пританцовывал (как танцующие евреи - есть такие фигурки танцующих музыкантов, так вот так), давал спивакова, уводя звучание в стилизацию, стилизованность.

Точно так же во втором отделении сыграли и сюиту из "Щелкунчика", точно это уже даже не балет, но "Детский альбом".
Сидели мы на этот раз в партере в опасной близости от сцены, из-за чего духовые стали выходить на первый план, раскладывая звучание оркестра на группы - так гранат раскалывается по линиям групп зёрен. Духовые, и медные и деревянные, здесь, конечно, выдающиеся - при вскрытии симфонической тушки они не вычленяются аккуратным хребтом без мелких косточек.
Конечно, у слушанья в партере свои особенности - музыка звучит здесь "передним планом".
Крупный помол показывает ход коллективной работы, а так же вскрывает структуру исполняемого произведения.
И, надо отдать должное, Израильский симфонический звучал слаженно и плавно, без привычных русскому слуху шероховатостей русских оркестров, выдавая ровно столько, сколько надо. Не больше и не меньше.
За весь оркестр отдувался Кирилл Петренко, отдаваясь звучанию на растерзание. Очень пластичный и гуттаперчевый оказался мужчина. Пружинил и снова плыл...

На финал приберегли "Половецкие пляски", исполненные на одном дыхании, с постоянным форсированием звука.
Вот что важно: ИСО не даёт открытого звука, замкнутые на себе форте и пиано неважно расходятся на полутона и оттенки, завариваясь внутри самого себя. Хотя, возможно, всё это, повторюсь, особенности акустики. Но высоких ощутимо не хватало.
Как и понимания русской музыки, подаваемой здесь деловито, без слезливости и порывов как ещё одну музыку. Де, есть немецкая, скажем, или польская, а есть русская. Может быть, и близкая многим сидящим в зале по стране происхождения, но такая же далёкая, как заснеженные просторы далеки от ноябрьского бархатного сезона.
Стилизация и игровое подход, выбранный расшалившимся Петренко, задают сразу несколько степеней отчуждения, делая звучащие произведения камерными, едва ли не игрушечными; передавая отношение ты не додаёшь эмоциональности.
Хотя, конечно, кто за чем ходит - поплакать, почувствовать или же последить за тонкостью ума и особенностями интерпретации.

За последней было интересно следить в работе Николая Луганского.
Если на прошлом концерте график его игры шёл как бы под углом 45 градусов всё вниз и вниз, пикируя куда-то под сцену, откуда в перерыве поднимают его рояль, то сегодня пианист добавил задумчивости и размышлизмов, отлично откатав первую, наиболее монументальную часть; хорошо сыграв вторую и вытащив третью с помощью оркестра.
Ведь если прошлое исполнение Шопена "диктовал" он, уводя оркестр (особенно к финалу) куда-то в свою сторону; теперь, сколько-то концертов спустя (тур по городам Израиля подходит к концу), дирижёр и солист нашли чаемый баланс и сегодня в танце вёл Петренко.
И это вышло исполнению только на пользу, хотя вряд ли следует рассматривать сотворчество Луганского и Петренко как противоборство; тем более, что в тот момент, когда Кирилл заводит постмодернистские пастиши, Николай играет на тверёзом серьёзе, намеренно запаздывая с оттяжкой на какие-то микроны, и, таким образом, создавая пространство цельного образа, единого высказывания.

Твёрдая четвёрка без каких бы то ни было поблажек. Обязательная программа исполнена порционно и без помарок. Артистизма и техничности в меру.
А если кому-то чего-то не хватило - то это не к исполнителям, да?
Tags: Израиль, концерты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments