paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Моне (257)


В полнолуние умерла Луна. У нас на руках; её собачья душа отлетела куда-то в сторону моря; можно ли молиться за душу собаки, ведь у Луны была большая душа?


Нижний левый уголок "Домика рыбака. Солнечный эффект" (1882) из частной коллекции, занимаемый холмом, поросшим травой, выглядит как переворачиваемая страничка, на которую упала тень глагола.
Театр начинается с нового листа, точно домик с черепичной крышей и высокими трубами, тоже ведь отбрасывающими тень, занимает своё место если не в партере, то в амфитеатре - уж точно.
Сцена перед ним - многослойное, многоуровневое море, смысл которого убран в подтекст; в толщу воды.
В верхней трети море плавно сливается с небом, поэтому у представления нет чётко обозначенного финала. Человек давно покинул это место, уехал, может быть, умер, но действие продолжается, не останавливаясь ни на минуту. Оно и не остановится никогда, даже если уже и от избушки ничего не останется и берег освободится от последнего внешнего согладатая, так как внутренний был здесь всегда - стая птиц, как на картине или ровный выплеск водных эмоций, продолжающий работу морского простора мотора - он, в отличие от человеческого или собачьего, заряжен на вечно.
Tags: Моне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments