paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Дневник читателя. Клас Эстергрен "Джентльмены"


Так, собственно, всегда и бывает - толпа ломанулась читать шведский "Миллениум" Стига Ларссона, тогда как совершенно незамеченным прошёл и проходит замечательно выстроенный и неплохо переведённый роман с полудетективной (расследование без преступления) интригой - "Джентльмены" Класа Эстергрена, который я прочитал на одном дыхании.
Тщательно, музыкально (полифонически), выстроенный, весьма тонкая и психологически достоверная история двух братьев, взятая в ключевые моменты их жизни и подводящая к настоящему длительному, с которого роман начинается и которым заканчивается.
Доброжелательный наблюдатель, начинающий писатель Класа (вероятно, тождественный автору) случайно попадает в странную квартиру, где обитают два странных брата. Класа начинает записывать историю этих людей, пытаясь, таким образом, понять что же они из себя представляют. Нужно ли говорить, что никакого понимания не происходит. Более того, в финале оба брата бесследно исчезают в медленно нарастающем коме обстоятельств, который можно трактовать по разному. Для книги, буквально набитой метафорами (в том числе и буквальными) такой ход говорит о самом важном - человек человеку марсианин и им не сойтись никогда.


Зелиг
Человек на фоне исторических событий, того самого медийного мусора, который уходит вместе со старыми газетами куда-то в архив, локально влияя на наши жизни. Эстергрен очень ненавязчиво накидывает на сюжет сетку политических событий - шведских, европейских, мировых. Мы получаем историю 60-х и 70-х, со всеми тогдашними войнами и забастовками (Париж 68-го года, война Китая с Вьетнамом, о которой я ведь тоже вспомнил), на фоне которых и происходят основные события книги. Тем более, что главные герои книги постоянно оказываются вблизи важных исторических событий, затрагивающих их по касательной.

Европейский союз
Генри, старшего из братьев Морганов, дезертировавшего из армии, сильно помотало по Европе. Цель - Париж, до которого он долго добирался через Копенгаген, Берлин и Лондон. Беглые, но точные (объёмные) портреты городов вступают в тонкий резонанс с личными событиями героев романа. Выходит такая себе карта континента, оказывающегося одним из действующих лиц "Джентльменов"

Стокгольм
Описав пространственно-временную параболу, действие вновь возвращается в Стокгольм, в котором происходит большая часть романа. В самом обыкновенном городе, на самой обыкновенной улице, но не в самом обыкновенном доме и в квартире, похожей на музей, где живут два брата, Генри и Лео, к которым прибивается двадцатипятилетний писатель Класа, сочиняющий современную версию "Красной комнаты" А. Стриндберга.
Стокгольм здесь выглядит мрачным и простуженным, полусонным городом, совершенно неуютным и несимпатичным (провинциальным, особенно на фоне Берлина, Лондона и Парижа). Лишённого всякой романтики, состоящего из улиц с непроизносимыми, длинными названиями и из промышленных окраин.
Возможно, это связано с особенно лютой зимой 1979 года, но, скорее всего, автор смотрит на город изнутри, из-за чего возникает странный эффект слуги, для которого нет никого и ничего великого, ведь он видит своего хозяина и в минуты слабости и в исподнем. Даже когда Класа попадает на нобелевский обед, где знакомится с Исааком Зингером (ещё одна подсказка для внимательного читателя) всё это выглядит провинциальным дивертисментом в деревенском доме культуры.

Клад
Братья ищут клад: от деда досталась карта, вот они и роют подземный ход, в финале обваливающийся. Что для романа, в котором неоднократно упоминается Гагарин и Карлсон, выглядит некоторой полемикой: если Карлсон живёт на крыше, то братья Морганы зарываются в мёрзлую землю.

Творчество
Класа пишет свою "Красную комнату", Лео состоялся как поэт, выпустивший три поэтических сборника и философский трактат, Генри пишет фортепианную сюиту, посвящённую Европе. Все заняты творчеством, даже сосед, помогающий поискам клада, сочиняет эпическую поэму. Зима и неуют, вместе с увлечением литературой делает "Джентльменов" весьма русской книгой.
Записки из медвежьего угла, в котором дерзкие дерзновения духа полируются обильными водочными излияниями, что выглядит тоже вполне по-русски.

Русской выглядит и разомкнутая, принципиально негерметичная структура романа, в котором ассоциативные ходы нагнетают нужную суггестию, без какого бы то ни было искусственного снега.
Сюжетные ходы здесь не сколько сходятся в необходимый для западного беллетриста, сколько образуют трассирующий след в воздухе; будет продолжение - второй роман "Гангстеры", действие которого начинается там, где пропажей Лео, впутавшегося в политическое расследование, и Генри, отправившегося на поиски Лео, заканчиваются "Джентльмены". В открытую форточку веет январским морозцем. Послевкусие отдаёт корицей.
Буду ждать выхода продолжения.


Tags: литра
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments