paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Моне (237)


Вино и водка. Кровь и сперма. На берегу деревья жолты и катит с гульбища народ, а мы над вечным над покоем, невидимые, мчим вперёд


"Берег пруда в Монжероне" (1876) из питерского Эрмитажа была написана в качестве декоративного панно для оформления замка Роттамбур в Монтжероне (место на реке Иер, недалеко от Парижа), принадлежавшего Эрнесту Ошеде, одному из первых собирателей импрессионистов.
Костеневич пишет: "Знакомство с четой Ошеде имело для Моне далеко идущие последствия. Сын преуспевающего торговца тканями, финансист, редактор журнала L'Art et la Mode" Эрнест Ошеде был человеком незаурядным, хотя сильным характером не отличался. В 1867, по достижению тридцати лет, он встал во главе фирмы. К тому время вот уже чтеыре года он был женат на Алисе Рэнго, происходившей из очень богатой бельгийской семьи, натурализовавшейся во Франции. В 1870, когда умер отец Алисы, она унаследовала замок Роттабур в Монжероне (оценённый в 175 000 франков) и полтора миллиона наличных. После франко-прусской войны и Коммуны Эрнест Ощеде зажил, как тогда говорили, "жизнью набоба". В замке Роттамбур он решил возродить аристократические традиции XVIII века и начал приглашать туда художников, чтобы те могли работать там безо всяких забот. В июле 1876, например, в течении двух недель в замке гостил Эдуард Моне. К коллекции барбизонской живописи, составленной его отцом, Ошеде начал добавлять полотна молодых художников. Помещая полотна Моне рядом с произведениями классиков, он наглядным примером способствовал общественному признанию художника.
К началу 1874 в коллекции Ошеде имелось более двадцати картин тех, кого вскоре назовут импрессионистами. В январе он организовал первую распродажу картин собственного собрания. Полотна Ошеде достигли тогда сравнительно высоких сумм, что стимулировало Моне, Дега, Писсаро, Сислея через три месяца организовать ту совместную выставку, с которой и начинается импрессионистическое движение.
Необходимость распродаж вызывалась неосторожными финансовыми операциями Ошеде, многочисленными покупками картин, всем образом жизни этого семейства, включая наряды Алисы от Ворта. В середине 1877 начался крах. Ошеде задолжал многим в Монжероне, но куда больше - парижским маршанам. В мае 1878 пришлось продать замок, в июне с молотка пошло более 120 картин, многие были проданы за бесценок, среди них 16 работ Моне. Сам Ошеде вместе с женой, шестью детьми, воспитательницей и кухаркой перебрался в Ветей в Клоду Моне. Но ещё летом 1876 никто и вообразить бы не смог ничего подобного. Тогда по приглашению Ошеде Клод Моне прибыл в Монжерон, чтобы за несколько месяцев исполнить декорации для замка Роттамбур. В своё распоряжение он получил достаточно обширную студию, находившуюся в 15 минутах ходьбы от замка. кроме того, он работал в находившемся неподалёку от поместья небольшом рыбачьем доме La Lethumiere на берегу реки Иер, который тоже приспособил под мастерскую. Патрон предоставлял ему ежемесячные авансы и деньги на проживание. Правда, выплаты, с самого начала вполне умеренные, давались финансисту с трудом, но с Моне он расплатился полностью.
За шесть картин, исполненных в Монжероне, в том числе и за всю декоративную серию, состоявшую из четырёх полотен, художник получил 2500 франков. Работа над серией растянулась с сентября по декабрь 1876
..."

Проще всего увидеть в ряби омута, зыбкой и неустойчивой, метафору ситуации Ошеде, которая ухудшалась на глазах художника. Однако, кажется, вся эта ассиметрия имеет совершенно иной сюжет. Костеневич: "В даме (которую, между прочим, не сразу и заметишь, именно поэтому я и выбрал репродукцию помасштабнее) видят изображение Алисы Ошеде, хотя и фигура её, в соответствии с общей живописной установкой картины, дана слишком обобщённо, чтобы быть уверенным до конца. С другой стороны, доводом в пользу такого предположения может служить и то, что в "Охоте" Моне показал Эрнеста Ошеде. Отношения художника с Алисой Ошеде, которая впоследствии, после смерти Камиллы, станет его женой, тогда ещё только устанавливались, но развивались, по-видимому, довольно быстро, тем более, что муж Алисы, пытаясь выпутаться из финансовых затруднений, всё время проводил в Париже..."
"Ещё только устанавливались". И непонятно кто и за кем устроил охоту. Моне проговаривается, когда ставит на берегу пруда Алису с удочкой, но как бы прячет её среди деревьев, на одно из которых, наиболее высокое, если судить по отражению, она опирается.
Более высокое, но менее красивое, чем то, что ближе к нам и освещено солнцем. Опора Алисы кряжиста и смугла, хотя крона её (его) самая размашистая и размазанная. Я уже давно говорю, что отражение в воде у Моне почти всегда оказывается портретом состояния художника в эту, конкретную минуту, запечатлённую на куске холста. Отчего мне и мнится, что это она, именно Алиса, проявляла первичную инициативу.
Обратите внимание на рисунок отражения: оно не тождественно натуре - в нём у женской фигуры в кокетливой шляпке отсутствует удочка.
Tags: Моне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments