paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Моне (180)


На бледно-голубой эмали, которой нет и быть не может, если не на памятнике только - в овале памятника только


"Тополя, эффект белого и жёлтого" (1891) филадейфийский Музей Искусств исполнены в жёлтом, нарушающем голубую атласную обивку, совсем как в барочных салонах, где множество позолоченных растительных орнаментов создает декоративно-наступательную систему оформления, но белого на полотне нет и быть не может; белое здесь заменено голубым, таким чистым и нежным, незамутнённым, что эта чистота, в которой даже переход от неба к воде не особенно заметен (хотя вода имеет, в отличие от неба намёки на рябь и колыхание, небо же безветренно и, оттого, беспечно бесконечно - словно Моне взял кусок неба, вытащил его из рамы, а за границами этого куска и этой рамы осталось столько да ещё полстолька, и так без начала и конца), а деревья, значит, деревца, словно бы подёрнутые золотистой дымкой, как бы набросаны поверх этого атласа, в чём, собственно, и заключается главное переживание -когда есть бездна дна, вытянувшегося и хрустящего суставами, сверху на который сыплются цветы впечатлений. Французский вариант "Над вечным покоем": я перевернул картинку вверх тормашками, ничего не изменилось; только тише стало и ветренее немного; ветер доносит запах береговой терпкой свежести, скошенных полей и поджаристого кислорода, молекулы которого способны вместить не только пыльцу, но и легчайшую печаль, взвесь которой здесь, на прострел, будто бы незаметна.
Tags: Моне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments