paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Юрмала и её окрестности


Днём точно не спал, но плавал в кисло-остром соусе; даже не плавал, раскачивался, плавая в соуснике, на каких-то умозрительных качелях, встал с головой на полтора размера больше обычного. Полина с дедом сливают воду из бассейна, мама возится с цветами. Свежо, так свежо, что сразу стало обидно, что спал. Расчёт вышел неправильный: здесь оказалось лучше, чем там, в купальне нимфы.
Воткнулся в телевизор, ведь тихий домашний вечер невозможен без концерта с Филиппом Киркоровым.
Интересно, конечно, второй или третий вечер подряд фоном шумит эстрадный фестиваль по каналу "Россия", а мы, получается, под него живём.
Из того сора, что обычно не попадает ни в дневник, ни в календарь.
Но из чего, если задуматься, и состоят наши дни.


Но задумываться надо. Ещё важнее отстраняться. Или, как Шкловский заповедовал, остраняться.
У меня это, кстати, происходит стихийно - когда я смотрю на себя, на нас чужими глазами. Порой, совсем чужими. Марсианскими. Или глазами людей 31 века. Или, если речь идёт об отечественном масскульте, американскими. Европейскими. Цивилизованными. Это же и есть, собственно говоря, вскрытие приёма. Помню, первый раз попадаю в Париж, включаю в номере телевизор под потолком, а там - "Как стать миллионером", значит, мы тоже цивилизация типа?
А если представить, что экспаты, нагружаясь пивом в тоске по родине, коротают время у телеящика и что они видят в репортаже из Юрмалы?
Чреду фриков в боевой раскраске, толпы пожилых женщин и напомаженных мужчин, вульгарно и безвкусно одетых, главная задача которых - борьба с возрастом и недостатками внешности - превращена в событие всемирного значения.
При этом все эти куклы совершенно не способны петь и танцевать, но (что тоже заметно невооружённым глазом) тащатся изо всех сил продюссерами-бурлаками на сцену, с которой все эти как бы певцы в здравом уме и по собственной инициативе сойти просто не в состоянии.
Я бы увидел цивилизацию с атрофированными эстетическими и этическими категориями, развлекающуюся глядя на неестественные и неудобоваримые, лишённые какого бы то ни было смысла, номера, которые зачем-то пытаются привязать к реальности (ну, например, словами про какую-то там любовь), только и занимаясь расшатыванием этой самой реальности.
Все, от Софии Ротору до Валерии, от Валерия Леонтьева до Алсу и, извините, Григория Лепса, совершенно никому не нужные, навязываемые и продавливаемые с такой силой и мнимым изощреньем менеджмента, что кровавая гэбня, по сравнению с ними, народными любимцами, отдыхает. Главное в них - оболочка, придуманная стилистами. По сути, Юрмальский фестиваль - смотр-конкурс стилистов и визажистов, подпевок и подтанцовок, которые смыкаются вокруг отсутствующего купола центра.
При этом тонны косметики и грима используются непропорционально, превращаясь во что-то наподобие психотропного оружия даже там и тогда, когда оно не нужно (скажем, возраст позволяет). Оказывается, что важнее не исполнить то, что всё ещё называется песней и имеет чёткий канон-формат, но выгулять себя по подиуму.
Точнее, даже не себя, но свои усилия по преодолению себя и стремлению не быть собой, в этом представление и заключается. Гарнир выгуливает котлету. Следствие поменялось с причиной местами, напоминая, между прочим, ситуацию в московском поэтическом цехе, где всенародными любимцами (интеллектуальными лидерами в отдельных номинациях, верлибре или, там, поэме) назначают точно так же закулисно и по соображениям далёким от надобы жанра, читателя.
Ну, да, у нас же нет других поэтов певцов, вот и давитесь, но слушайте Киркорова с Лазаревым. Или Диму Билана, на которого переключили во время рекламной паузы и который пытался (sik!) петь жывьём на дне рождении МТВ. Именно что пытался. Хотя бы пытался.
Девчушки плакали, я сам видел.

Как же это объяснить? Вот есть рамки жанра, за которые все держатся как Антей держался за землю, и которые уже давно пусты, они даже не выскоблены, их просто уже нет, настолько они есть, но, почему-то, все за них держатся (формат, формат) изображая нечто, ставшее каким-то неизбывным ритуалом, напоминающим театр НО или что-то в этом духе; но точно такое же экзотически-окоченевшее и оторванное от жизни, ушедшее, по своей какой-то траектории, развиваться куда-то в бок, вымороченно-замороченное, а, главное, СОВЕРШЕННО НИКОМУ НЕ НУЖНОЕ.
И если отстранённо посмотреть на развлечения этой цивилизации чужими глазами, то сразу же становится очевидным - она, эта цивилизация кребдешиновых цветов, больна, она - на последнем дыхании и долго не протянет, даже если и предположить, что общественная инерция способна длиться вечно, миазмы внутреннего гниения пожрут это общество ещё до того, как оно приблизится к критической точке.

Я сравнил поэтическую сцену с шоу-бизнесом, а есть ведь ещё РПЦ, развивающееся точно так же по какой-то своей причинно-следственной спирали, когда всё, что связано с Верой и с Богом превращается в полную свою противоположность, в адскую смесь из ада-на-земле, фанфаронства и самодовольного политиканства.
Шоу-бизнес чем важен - немного опережая политику и медиа, он, в силу яркости и вседоступности, вменяемой ему в обязанность (иначе не продашь) служит индикатором всего остального. Технологий, процессуальности, гендера-шмендера, социокультурных установок, чего угодно.
Юрмала - это такой градусник со стразами, сверкающий на фоне жары, пожаров, Селигера, калыма, шпионов и всего остального. Громкокипящий и бессмысленный, впрочем, ибо понятно, что всё это не нужно, всё это впустую, впаривай мёртвому припарки, глухонемое освоение эфирного времени в рамках всё того же понятного, хотя и непонятно как (нам Фуко свой нужен!) сформировавшегося ритуала, между прочим, стремящегося к тотальному заполнению всего и вся.
Tags: Челябинск, лето, телевизор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments