paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Моне (145)

Влажные сумерки вечной жары - в небе над городом дышат костры


Точно рассыпчатый снежок, снятый рапидом и пущенный задом-наперед, "Zuiderkerk в Амстердаме" (1874) из филадейфийского Музея Искусств состоит из дрожи и колебаний, незаметных перемещений воздушных и цветочных, цветовых масс.
Если проследить за логикой взгляда, то главным событием тут оказывается изгиб берега, огораживающий трепетное бланманже с чернично-чернильной рябью, очерченной каменной набережной и утыкающейся, с щенячьей умилительностью на морде в невысокий мост.
Кажется, что вода тут важнее всего, её больше всего и она энергичнее анемичного неба, сдувшегося из-за того, что его протыкает шпиль протестантской церкви, внутри которой, по легенде, Рембрандт писал "Ночной дозор".
Или освещения и освещённости левого берега, точечно намеченного песчаным и песочным, плюс обязательная дымка деревьев, делающая эту сторону практически парижским левым берегом, мансарды которого заменены здесь характерными голландскими крышами, каждая из которых так же индивидуальна как человеческое лицо.
Или же будто бы вспомогательный правый с маленькой избёнкой и шлагбаумом, который неожиданно входит в резонанс с береговой линией, оставляя ощущение, что вся эта конкретная плоть города - бабочкины крылья, распахнувшиеся между двумя бесконечными океанами трепета и полёта.
Точно реальное оказывается видением, расплескавшимся наподобие майиного покрывала внутри какой-то стеклянной (?) колбы.

Zuiderkerk напоминает мне, отчего-то, московский памятник Петру Первому, застрявшему в пейзаже и поломавшему, порушившему пропорции.
Отчего ж это, ведь в Амстердаме, в пример Москве, город соразмерен человеку точно явление биологического, растительного порядка, постепенно выросший-наросший на берегу?
Может быть, из-за того, что крыша Zuiderkerk оказывается самой тёмной точкой картины, самой чёткой и высится почти посредине, стягивая к себе все линии полотна? Крыша Храма и есть точка встречи разных стихий, прорыв в потустороннесть (или же наоборот), тем более, что поскольку Амстердам природоморфен (и Моне поддерживает эту линию, рисуя набережную таким же точно способом, будто это лес, парк, сад) чётких границ между городом и не-городом (водой, небом) не существует.
Она тут просто отменена.
Tags: Моне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments