paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Music:

Моне (138)

У зноя нет центра, который везде; плывут наши годы по тёмной воде


"Кувшинки"(1908) из частного собрания движутся в сторону полной абстракции. На прошлой неделе в Музее Мормоттан открылась выставка "Моне и абстракция", на которой убедительно показано, что движение Моне, объявляемого непосредственным предшественником современной абстракции, последовательно двигался в сторону полного растворения фигуративности в соусе бессознательного. И, как мы ещё по Тернеру знаем, нет лучшего способа этого самого растворения чем изображение природных стихий - воды или неба.
Цветовые пятна кувшинок, чуть позже превратившиеся в цветовые пятна без какой бы то ни было привязки к фигуративным про(а)образам стелятся по поверхности непрозрачного водоёма. Толща пережитого (времени? впечатлений? интеллектуального и эмоционального опыта) составляется из последовательного наложения друг на друга всевозможных интенций и кристаллов пережитого, тонущего в этой толще и делающего водоём опыта более плотным (солёным?). Опыт, точно морская соль, выталкивает пловца наверх, наружу. Зарастанье памятью (как лесом зарастает пустошь) констатируется с помощью прямолинейной осоки, превращённой Моне в дымку и вот этими бляшками фарфоровых, по гамме, лепестков-блюдец. Сине-голубая поверхность рифмуется с забвением, поверх которого распускаются подслеповатые бутоны. Воздух, жара, зной, любые движения и эмоции разбиваются об эту поверхность и вряд ли проникают внутрь. Внутри тишина, безмятежность. Безветрие.
Движении к абстракции оборачивается движением к небытию, к условному рисунку на водной глади, складками на поверхности. Тонатосом, стремящимся к смерти.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments