paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Mood:
  • Music:

Идеосинкразии (быль)

В "Ершово" мы жили-дружили с Веллером и Иртеньевым. Каждый вечер, после семинаров, оседали в номере у Миши и до трёх ночи про литературу трендели. Причём, по настоящему. Интеллигентно. Изредка к нам присоединялась замотанная административными работами Славникова.

В первый же вечер достали коньячок, лимончик, стали на "ты" переходить. Разговор зашёл про моего "Высоцкого" - про антибардовскую статью в "РЖ" ("Обло, стозевно и лаяй"), и тут Миша с Игорем меня стали вдоём ругать. Как люди отчасти того времени, отчасти успешно эстрадные. И я так смутился, потому что, на самом деле, парнишка-то добрый, и нелюбить кого либо мне даётся с большим трудом. И если я кого-нибудь не терплю, как, скажем, Дмитрия Сергеевича Лихачёва, то очень этим обстоятельством тяготеюсь. Но как чел честный не могу мимо пройти, чтобы свои пять копеек не вставить. И я это объясняю, тем более, что поначалу, Миша, накаченные всякими моими недоброжелателями (точнее одним, но многих стоящий) держиться несколько настороженно.

Но потом мы пропустили пару рюмок, беседа сделала несколько кругов, открыли форточку, чтобы проветрить накуренное помещение. И я случайно зацитировал что-то из Пастернака.
Как взбеленился, буквально ужаленно взвился вверх Веллер. И из него как пошло...такое...такое... На что мы вместе с Игорем стали его успокаивать, де, не расстреливал несчастных по темницам - и то хлеб; а то, что ел из рук советской власти - так нужно исторически подходить. Неизвестно, что бы с нами в те времена случилось.

А Иртеньев - самый такой доброжелательный и всех замиряющий, примиряющий, грустными своими глазами на мир глядящий. Он и мне Лихачёва простил, и Веллера, как мог, на место поставил. Короче, самый что ни на есть здоровый человек оказался.

Тут мы первую бутылку допили, и Михаил вторую достал. За окном лепил кружки и стрелы подмосковный снегопад, топили так, что атмосфера в номере стояла просто тропическая - около 25 градусов по Цельсию.
Разговор сделал ещё кружков парочку. Понятное дело: тиражи, премии, премии, тиражи, не-до-бро-же-ла-те-ли...
И тут Иртеньева как ударило, говорит: Да, а у меня тоже есть такой человек, с которым я постоянно мысленные разговоры веду, и который мне жить мешает. Это - Никита Михалков. Ну какой отвратительный тип.

И тут мы с ним согласились и залакировали наше соглашение коньяком, потому что спорить уже сил не было. А Иртеньев, в конечном счёте, и в самом деле, оказался самым из нас здоровым человеком, посколько разборки свои (хоть и не люблю я этого слова) ведёт с живым человеком, а не с покойником.

Хотя я ему на прощание темы сказал: А ты на него некролог напиши. Легче станет. Я лично всегда так делаю.

Да, Возмущение его Михалковым настолько понятно, что осужденою никак подвержено быть не может.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments