paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Национальный симфонический оркестр Китая. Фестиваль оркестров мира


47.25 КБ

Открывались первой частью "Реквиема Земле" современного китайского композитора Гуань Ся, в которой не было никакого специфически восточного звучания, кроме пары скрипичных хроматических пассажей в начале.
Опус, посвящённый жертвам Сычуаньского землетрясения 2008 года выглядел как знаменитое аджиетто из Пятой Малера, переписанного Чайковским; словно бы растянутого и выглядящего как под линзой, как специальный такой саунд для Билла Виолы.
Мощная, но плоская, похожая на увертюру для голливудского блокбастера, пьеса, мгновенно выказавшая силу и сплочённость китайских музыкантов, их немецкую прозрачность и залакированность даже; подстриженность духовых и колосящуюся, единым пшеничным полем, пенную смычковую пенку чёлку.
Малеровское аджиетто растянутое как под линзой, внутреннее озеро над которым поднимался правильный скрипичный пар, мгновенно позволяющий оценить профессиональный уровень оркестра, ведомого Мишелем Плассоном.
Сколь широкая, столь и плоская музыка, с одной, постоянно бьющейся и постоянно расширяющейся мыслью напомнила выставки современного китайского искусства, которое со странной лёгкостью переняло и уже давным-давно снимает техники и технологии contemporary arta, делает это крайне изобретательно и эффектно, весьма ярко, легко затыкая европейцев за пояс, но, при этом, не создавая ничего особенно ценного или особенно нового.
Визуалка у нынешних китайцев богатая и выхолощенная, она такая же хрупкая и полая внутри как вся прочая продукция "сделанная в Китае".


После такого мощного вступилова, обещавшего авансы и едва ли не райское блаженство в Бетховене, начало Седьмой выглядело едва ли не будничным. Точно, перекипев и переволновавшись с "Реквиемом земле", китайские музыканты, наконец, расслабились и начали "давать Караяна", то есть звучать чётко и точно, дисциплинировано и крайне аккуратно, но без какого бы то ни было внутреннего крово-течения. Так старые мастера оказываются погребены под толстым-толстым слоем лака.
Немного подсобравшись в начале Траурного марша, навеки вписанного в очертания Колонного Зала Дома Союзов после пятилетки генсековских похорон (отчего он должен чувствовать здесь себя как дома) Плассон со товарищи снова выпустили инициативу из своих рук и поплелись вслед за Людвигом нашим Бетховеном, выказывая очень странное свойство своей игры, которая, отзвучав, не копилась, не накапливалась в подкорке, но исчезала без следа, просачивалась, точно вода сквозь пальцы.
Из-за чего никакого особенного движения и, тем более, развития, кроме того, что вложил сам композитор, не было, не происходило.

60.99 КБ

В бетховенской Седьмой местом прокола (ну или же пунктумом) служит одно место из последней части - там, где после четверки классицистических аккордов, похожих на стилизованную моцартовскую лесенку, повторяемых дважды, звуковой айсберг словно бы встаёт на дыбы и рвёт плавное звуковое полотно, до того момента распространяемое плавными волнами.
Едва ли не первый в истории европейской музыки пример нарушения непрерывного и гармоничного (хотя пока что всё ещё в рамках гармонии) звучания, которое затем, в музыке ХХ века, превратится в полную разбалансированность и невозможность цельности.
Это очень трагический момент, композиционно и сжато окликающий траурную растянутость Второй части, после которого Бетховен как бы удваивает как бы фальшивое шампанское веселье, бьющее через край - у бездны самой на краю и, оттого, вдвойне головокружительно обжигающее. Де, танцуй, пока жив, недолго осталось.
Китайская транскрипция этого куска, после которого Боинг выруливает на коду, оказалась незаметной, промелькнула, хотя финал китайцы вытянули, поймав волну, подхватив бетховенские дрожки и, наконец, перестав запаздывать.

Третья Симфония Сен-Санса, смешанная с отсутствующим органом и сольными россыпями фортепиано, постоянно балансировала между русской сентиментальной удалью и барочными импровизациями.
Опус чем-то (стилизаторскими усилиями?) напоминающий Первую Прокофьева, весь из себя неокончательный, запутавшийся и заплутавший к финалу, выезжающий за счёт внешних эффектов - парадной наступательности, перекличек ворона и арфы вертикалей и горизонталей, сочащихся загустевшим апельсиновым соком, на глазах превращающемся в смолу.
Третья Сен-Санса похожа на чреду внутренних озёр, а играли её так, будто бы льдина с оркестром оторвалась от берега и дрейфует всё дальше и дальше в море, всё ближе и ближе к линии горизонта. Внутреннее китайское море, возникшее посреди пустыни и похожее на мираж.
Китайские физкультурники легко впадают в легко передаваемый пафос, но прыгнуть выше головы, как Елена Эсембаева, они не могут, сшибая планку.

51.96 КБ

На бисы Плассон завел ещё что-то малерообразное (аджиетто из Первой сюиты "Арлезианки"), дабы закольцевать композицию концерта - с рассветной прозрачностью в самом начале; выказал, кто и что тут главное - скрипичная чистота и частота, способная передавать любые оттенки колебания.
Но наша дубоголовая публика его не поняла и тогда, глумливо, он выдал флагманский кусок из "Кармен" Бизе. Завалил всех громкостью, точно он - какой Ринкявичюс.
Кстати. "Если бы директором был я", то я бы поменял дирижёров местами - принципиальной небритости Татарского симфонического я бы прописал именно такт и тщательность Плассона, тогда как сдержанной чувственности Национального симфонического Китая вполне пошла бы громкокипящая, отнюдь не прибалтийская (а вообще непонятно какая) ершистость стиля Гинтарираса Ринкявичюса.
Но публика, откликнувшись на знакомое, ударное и боевое, замироточила аплодисментами так, что одна из люстр Колонного зала замигала - но не так опасливо как у Линча, а, скорее, маяком в "Алых парусах".

70.73 КБ

Такая вот перспектива наоборот вышла: в плоском первом опусе Национальный симфонический оркестр выглядел мощно за счёт плоскостной природы музыкального приношения, но когда выпала действительно глубокие сочинения - Бетховен, Сен-Санс, пар испарился.
К вопросу о манипуляции в искусстве - самые что ни на есть наглядные, нагляднее не бывает, примеры магии, белой и чёрной
Сочинение про Сычуань было невообразимо красивым, оно просто таки сочилось красотой, разворачиваясь разными боками, гранями, дабы показать себя со всех сторон. Дабы уже точно понравиться, понравиться всем наверняка, навязнуть на зубах как поп-шлягер какой.
С другой стороны - благородная выдержанность классических, классицистических вин, весь технологический процесс приготовления и сохранения которых гарантирует выдержанность каждого мига длительности, наполненной предельными состояниям, которые так сложно симулировать.
К результату не следует подводить, результат должен сам вызреть, поднявшись на дрожжах внутриутробных процессов, ему лишь нужно создать для этого благоприятную почву, погоду, не более. А когда тобой играют, так не хочется подрумяниваться возгонкой эмоций, вот и включаешь сопротивление на всю катушку...


44.10 КБ


Locations of visitors to this page
Tags: фестивали
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments