paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:
  • Music:

Исаак Германович Гитлин


В театре, впереди себя, увидел знакомую лысину, ну, конечно, Исаак Германович, главный мой консультант по истории театра - когда мы с Таней Палагиной писали историю театра, он и травестюшка Маркова были главными нашими информантами из прошлого: мы их звали, чтобы атрибутировать людей на фотографиях или чтобы они рассказали о том или ином спектакле.
Маркову не любили, она сплетничала и склочничала, хотя память имела феноменальную (умерла четыре года назад), но ей было далеко до Исаака Германовича. Поговорив с ним в антрактах, мы прошлись до Площади Революции и он выказал цепкую, незамутнённую память, поразительную живость ума, а, главное, адекватность оценок.



126.51 КБ

Так, разумеется, разговорились о том, что Макаров (министр культуры области, бывший в мою бытность директором театра, вернулся после смены власти в области в родные палестины) вернулся в театр (пятый день уже как), что взяли нового режиссёра, вспомнили Наума Юрьевича и тут Гитлин говорит: "А ведь Орлов был посредственным режиссёром. Главное его достоинство - то, что он тридцать лет руководил театром, а ведь удачных спектаклей у него было меньше, чем провальных. Одна "Любовь Яровая чего стоит!"
напомню.
"Любовь Яровая", за которую НЮ получил премию Волкова, открывала новое здание Цвиллинговского театра таким новшеством как поворотный круг. Яровую играла Люба Чибирёва, Ярового - Саша Мезенцев, тогда как Исаак Германович сравнивает его со третьей (1951, была ещё более ранняя первая, 1927 и вторая с Софьей Вадовой, 1936) постановкой пьесы Тренева в Чердачинске, когда Яровую играла Анастасия Спиридоновна Лескова, а Яровой - В. Петров (не нынешний, "почётный гражданин области", другой). Поставил тогдашний спектакль - главреж Николай Александрович Медведев, от которого ныне осталась только мемориальная доска на улице Цвиллинга, а, на самом деле, с именем Медведева связан пик расцвета нашего театра и Сталинская премия (1952).
Гитлин вообще считает, что Наума Юрьевича нельзя ставить рядом с Медведевым и если и была необходимость переименовывать театр (что я тоже считаю большой ошибкой - цвиллинговский театр может быть один на весь свет, тогда как "орловский театр" звучит как театр из города Орла) то в театр им. Медведева, а не Орлова.
"Мне ведь покойный Медведев говорил, что театром нельзя руководить больше десяти лет, первые пять лет привыкаешь к труппе, вторые пять лет ставишь во всю мощь, а дальше начинается застой. ну, и что что тридцать лет, мы то с вами знаем, каким Орлов был обтекаемым, злопамятным и как любил гнобить и убирать людей чужими руками..."
Знаем, Исаак Германович, плавали.
Рассказал кто умер, кто ушёл, кто уехал. Готовцева. Чечёткин. Тимкин. Что у Бокаревой проблемы с ушами, а Варфоломеев сделал операцию на глазах. Что взяли молодёжь, а Поплавские, несолоно хлебавши, съехали.
Похвастался отменным здоровьем ("после пятидесяти главное - чтобы ноги ходили", "как просыпаюсь - делаю маленькую зарядочку", "ухо стало хуже слышать, мне говорят, чтобы я озадачился слуховым аппаратом, но я не тороплюсь его заводить - дорого, да и после него, говорят, ухо хуже слышит, а так же вестибулярный аппарат немного нарушился: покачивает")...
Ему бы, конечно, мемуары писать. Когда-то он руководил оркестром театра, когда живая музыка играла перед представлением и ещё звучала на сцене. Потом стал завмузом, прошедшим вместе со страной и с театром все этапы большого пути.
Будь возможность и время, записывал бы его обязательно - вышла бы штука не меньшей силы, чем "Подстрочник" Дорфмана-Лунгиной - ведь Исаак Германович помнит всё и всех, без какого бы то ни было стариковского брюзжания и присюсюкивания, нормальный, современный человек. Почти мгновенно, парой штрихов, накидал мне нынешнее состояние нашего театра, распределение сил и интересов. Попечалился загубленности органного зала. Выдающийся, конечно, человек. Хотелось обнять его, такое что-то сделать, себе не свойственное...

88.32 КБ

Он первым делом похвастался мне индивидуальным пропуском во все чердачинские театры и концертные залы. Когда два года назад отмечали 70-летие его работы в нашем театре и Гурфинкель вывел упирающегося Гитлина на сцену, его спросили что бы он хотел - бенефис, застолье, что?
Будучи человеком крайне практичным (я его усаживал за воспоминания лет десять назад, но Исаак Германович поинтересовавшись как его труд может быть вознаграждён и есть ли опасность того, что его рукописи будут присвоены другими, тут же интерес к этой затее потерял), Гитлин не купился на букеты цветов, но захотел персональный пропуск, который мне с гордостью продемонстрировал - в нём все директора чердачиснких театров расписались для того, чтобы Исаак Германович мог свободно проходить на любые мероприятия.
Во вторник он снова идёт в оперный на Хор Сретенского монастыря. В июле едет в санаторий "Урал" для поправки здоровья. Да-да, слуховой аппарат ему заводить ещё рано: слух у него отменный, недочёты звучания "Лоэнгрина" он мне разобрал по косточкам.
Ему сейчас 91 год. Назначил мне встречу в июле. После того, как, закончив очередной сезон в театре, вернется из санатория "Урал". Ведь для него работа в театре до сих пор на первом месте стоит.

Бонус
Вот моя статья о нём восьмилетней давности: http://www.chrab.chel.su/archive/04-01-02/1/A154807.DOC.html
Tags: Челябинск, люди
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments