paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Дневник читателя. А. Иванов, В. Сорокин

Проглотил одну за другой две свежие совсем книги. Сначала роман Андрея Иванова из Таллина "Путешествие Ханумана на Лолланд" и "Метель" Владимира Сорокина, про которую автор высказался в том духе, что она крайне герметичная. Поймал себя на ожидании чего-то непредсказуемого: любой плотный современный текст может поворотить в любую сторону - пространство ожидания наполнено повышенными семиотическими надеждами, которые оба раза не сбываются.


Иванов с первого абзаца погружает читателя в агрессивное, метаметафорическое письмо, которое хочется прочитать как к преамбулу к чему-то иному - если уж затеяно такое густое вещество, то ради чего оно? Ну, то есть, существует некая предварительная конвенция, сговор между читателем и писателем, который если что-то и громоздит, то не просто так, а во имя чего-то. Вот это самое "во имя" и ждёшь, выглядывая во все окошки.
Вот ждёшь и ждёшь, что вдруг события начнут сыпаться как из рога изобилия и начнётся какая-нибудь фантастическая или фантасмагорическая интрига, на худой конец, детектив, ан нет. Повествование со всего разбега въезжает сквозь хрупкое стекло в этнографию и даже физиологический очерк: Иванов описывает будни датского лагеря для беженцев, ожидающих подтверждения (или опровержения) своего статуса.
В этом вареве и варится повествователь и его подельник харизматичный индус Хануман. Вместе они злоупотребляют, являются мафией, воруют, бомжуют, блядуют и делают всё, чтобы обязательно погибнуть, сгинуть, разрушиться. Ну, на худой конец, быть арестованными и посаженными в тюрьму или же высланными на родину.
Ан нет, антисоциальные и антисанитарные скитания, в конечном счёте, превращаются в квест, из-за чего ты понимаешь, что вся эта физиология и этнография нужны для описания экзистенциальной Одиссеи, метафизическим, наподобие бутовской "Свободы", романом.
Собственно, роман так поразил меня ("я заболел, рисуя миндальное дерево в цвету", мерзостей в нём так много, что я боялся умереть, не дочитав его: физиологический перегруз передаётся Ивановым читателю, но не так, как Жене или же Гийота, но вполне связанным, нарративным способом, из-за чего плющит и колбасит не меньше [отстранения не происходит], но даже больше, в силу этого именно что жизнеподобия), что я решил, в кои-то веки написать о нём статью. Ну и написал. Она выйдет на следующей неделе.

А ещё через неделю, ебж, должно быть, выйдет статья про "Метель", потому что я вдруг вспомнил как это читать. И, тем более, как это писать о прочитанном. Перспектива вернуться в литкритику меня не особенно прельщает, но кайф от разбора текстов (тем более, что работой этой ныне мало кто занимается) я получил, скрывать не стану, ура, свободу Хануману!

Tags: дни, литра
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments