paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Метель. "Эпизод из жизни артиста"

Это свет похож на музыку: он тотально заливает всё окружающее тебя пространство гомогенным симфоническим облаком; этот снег - не мотыльки и не ноты, сплошные ряды прорывающихся сквозь симфоническую медянку букв. Несмотря на однородность, в этом звучании масса разливов и переливов, так что их тоже следовало бы зафиксировать.
Свет материализуется. Становится осязаемым. Его можно потрогать, в него можно войти. Хотя если снежинка падает на ладонь, она тает. Совсем как музыка.
Это хорошо видно, если снегопад фотографировать: мир уплощается, объём наваливается декоративным боком на плоскость изображения и сливочное масло зерновой творог оборачивается маргариновой пастой; иное качество, но качество же.



82.38 КБ

При всей классицистической симметрии, "Фантастическая симфония" написана крайне неровна и состоит из приливов и отливов.
Скульптурно-осязаемые завитки, в которых и происходит чаемое совпадение искусства с подлинной дрожью мира, как в самых первых тактов, из предрассветной разреженной ряски которых ("Мечтания - страсти") и возникает несколько завитков томления и предчувствия, в которых уже всё совершилось, в которых, ну, например, пойман весь Верди с разрывом мелодраматической аорты, уступает место межеумочным напластованиям краски, из которых, нет, да и проклюнется новый протуберанец правды.

Долго запрягает, а потом вываливается всей мишурой из коробки.

88.22 КБ

Тот случай, когда опус претендует стать (или быть?) природным явлением, пластом геологической породы или же облачным ландшафтом, но в силу сотворённости не может стать живой природой на все сто. И, оттого, закипает в разных частых полотно, не покрывая целиком и полностью, всего объёма холстины. Однако же, пытается, напрыгивает, но внимательный зритель скажет - вот тут произошло, а вот тут - нет...

82.45 КБ

Потому и "Жизнь артиста", биографическое, практически, описание с чередованием взлётов и падений, с "пока не требует к священной жертве Аполлон" и с бытовым бардаком в запыленной мансарде, куда, сквозь немытое окно, проникает луч с Елисейских, ну, например, полей.
Раньше мне всегда было интересно - что же делает "художник" между реперными точками выхода в люди; причём, он ведь не сам выходит в свет, но предъявляет плоды своих рук и своего ума, чертит на стекле кружки и стрелы, а вот дальше что? Или не дальше, но между кружками и между стрелами? Пьёт чай, крутит романы, интриганит, сплёвывает в раковину, покупает туалетную бумагу.
Ну, хорошо, а что тогда важнее - идеализированное бытие, запечатлённое в артефактах или же вот это межсезонье, размоченная горбушка которого отяжелена родовыми водами. И можно себе представить деятеля, который что-то такое делает вопреки себе, только потому, что платят.
Ну, какой-нибудь, там, актёр, которому всё этодавным-давно не интересно, но кушать-то же нужно, хозяйство хлопотное, все дела...

82.70 КБ

Между тем, Берлиоз в начале последней части ("Сон в ночь шабаша"), включает колокола. Аккуратная поступь нагнетаемого кошмара была использована, между прочим, в ключевых сценах голливудской фильмы "В постели с врагом" и это пример идеального использования классического текста в тексте современном и явно коммерческом (вспоминаются ещё "Полёт валькирий" у Копполы и "Травиата" в "Красотке"), наново раскрывающем логику и смысл заезженного традиционного прочтения.
Неумолимая поступь "железного века", проложенная метанием ласточки-скрипки, создаёт идеальное настроение для хоррора, порождающего дух опустошённости, несмотря на весёлую многоступенчатую разлюли в финале.

83.78 КБ

Tags: зима, мобилография, музыка, окно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments