paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Алексей Каллима в Галерее Марата & Юлии Гельман

36.81 КБ


Каллима продолжает небесно-терракотовую серию холстов, внушительные масштабы которого лишний раз отсылают, точнее, уже даже не отсылают, но являются современным сколом советского монументального искусства.

49.36 КБ

С одной стороны, продолжая суровый стиль Коржева, Попкова, Салахова, с другой - генетическая память о Дейнеке, юбилею которого и стоило бы посвятить экспозицию, посвящённую тренировкам женской сборной Чечни (точнее, уже более не существующей Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республики).
О принципиальной важности для Каллимы "образов памяти" говорит и пресс-релиз, подписанный Павлом Митенко: существенно, что полотна изображают то, как оно было в завершённом советском прошлом (отсюда элегическая безмятежность затяжных прыжков, раскрывшихся в небе парашютов, имеющих прикладное, а не, скажем, военно-стратегическое значение).

56.42 КБ

Однако, если говорить о некоем "дейнековском" стиле (следе, ну, или тренде, продолжаемом помимо Каллимы ещё и Ольгой Солдатовой) то хочется сказать, что образ реальности, создаваемый Дейнекой, тоже ведь не имеет чётких коррелятов в реальной реальности и является обобщённым, идеализированным образом советского существования, который имеет к античным про(пра)образом не меньше, чем к большевистским символам и знакам.
Картины и мозаики Дейнеки это ведь тоже обобщённый идеализированный образ, лабораторно-стерильный как любая утопия.
Утопия, имеющая умозрительное наполнение; взгляд в общее несуществующее прошлое.

Отсюда и на небо. Точнее, сублимация неба, похожая на то как "просветы в небо" работают на станции метро Маяковская, где ряд ранневизантийских базилик украшен овальными окнами, в которых виднеется фальшь-небо. Так и здесь: основой композиции оказываются круги и полукружья, вспарываемые клиньями человеческих фигур.
Вид сверху или, как в отдельных случаях, снизу, со стремительными, вверх-вниз, линиями.

38.15 КБ 18.70 КБ

Сам этот колорит, напоминающий о ренессансных рисунках в полутёмных залах "Альбертины", задаёт настроение, с одной стороны, недорисованности, незаконченности (и, значит, продолжения?), но, с другой, работает как та самая выцветшая киноплёнка персональной памяти, в которой всё обволакивается сладковатым полузабвением.
Терракотовая армия фантомов, выкрашенная и высушенная искусственной сангиной, идеализирует уже не выдохшийся "совок", но ту самую вневременную протяжённость, объезжающую точки и сгустки флуктуаций, вокруг которых, точно вокруг комочков в каше, загустевают человеческие воспоминания.

50.72 КБ

Tags: Винзавод, выставки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments