paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Music:

Межрёберная невралгия

Мы же не знаем, как у других, прикидывая то, что внутри даже не на глаз (а не видно), но на слух, внутренний слух, устанавливающий соответствия наобум. Кто-то может переживать из-за защемленного пальца, а кто-то мужественно воспринимает ампутацию. Единой шкалы для всех нет и не может быть. Оттого всё условно и неопределённо. Неопределено.
Каждый раз задумываюсь об этом, читая кулинарные рецепты ("отмерить на глаз") или читая медицинские статьи. "Если у вас болит сердце..." Ну а как оно болит? Стонет? Ноет? А если ноет, то как? Что означает стон? Ощущение онемения и блокады вокруг - это сердце или, всё-таки, мышцы? Спросил отца, он начал рассказывать о "сердечной рубашке". Только ещё больше запутал.
Или вот музыку сидишь и слушаешь, сравниваешь. Но живьём - это одно впечатление, а в записи - это другое; вдруг то, что тебе кажется качеством исполнения, на самом деле, является акустическими особенностями студии и аппаратуры, размещённой за стеклом?
Вот всё самое важное - оно так, на границе границы, с отсутствием твёрдости ощущения. А ведь жизнь зависит от того правильно ты поставишь себе диагноз или нет. А когда ставишь то из чего исходить? Из самоопределяемого определения, которым и поделиться не с кем, так как нет языка. Нет ничего в языке, тело корчится безъязыкое...


Ночью читал Мандельштама и подсчитывал совпадения. Метафорические, но, тем не менее. Как в колею, время от времени впадаешь в чужие судьбы, оборачивающиеся твоей.
Чем шире кругозор, тем больше примеров перед глазами.
Одна героиня одного моего романа так давно жила, что на каждый знак зодиака у неё приходилось по нескольку родных и незаменимых фигур, отчего ежедневный прогноз по звёздам превращался для неё в молитву за здравие всех родных.
Вот и тут, у тебя, примерно точно такое же. Ты и Пушкин и Лермонтов, и Цветаева и Мандельштам, и Пелевин и Битов; у каждого можно найти черты своей личности. И не из-за того, что тебе свойственно подражать, просто сумма предыдущих опытов всегда больше опыта текущего проживания, всегда можно найти или же нащупать ориентиры.
Даже если ты в бассейне плывёшь. Или идёшь по Парижу. Или покупаешь в Париже. Или не покупаешь в Париже, экономишь. Или же затворяешься в Москве. Или же не затворяешься, сжигаешь себя, отапливая улицу. Или локальное помещение. Или же купол. Или же подвал. Если ты смотришь телевизор или же если ты не смотришь телевизор.
У любого кладбища или коммуналки есть чему поучиться. Пепел стучит социальными, экзистенциальными или творческими ролями. Время от времени выруливаешь - то в Тютчева, то в Фета; то в Лотмана, то в Кортасарище.
Приватизированные дискурсы, которым нельзя поддаваться, из которых следует выныривать, так как ради красного словца...
Кажется, это и есть ум, свойства ума. Дурной пример заразителен, ну, да. А не дурной - так тем более.
Кажется, только изредка, когда ты растерян и не знаешь как жить дальше (хотел написать "не знаешь, зачем живёшь", но тут же в память начали стучаться многочисленные примеры), когда ни межи, ни проблеска, ни даже промелька дискурса или индивидуального рисунка роли, ты осознаёшь, что вот это межеумочное межсезонье, неназванное и неузнанное, это и есть ты.
Живой и такой, какой ты есть; за вычетом, значит, всего остального. Всех остальных.

Tags: бф
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments