paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Д'Орсе в дождь

57.20 КБ



А с ДОрсе получилось странно. Ну, то есть ты заходишь с фасада, там, где скульптуры в ряд (в прошлый раз я заходил со стороны набережной), берешь билет и попадаешь в сад скульптур – самое эффектное и продуманное место бывшего вокзала, окружённого боковыми галереями для временных выставок.
В прошлый приезд , например, я смотрел здесь большую коллекцию акварелей и фотографий Стриндберга. В этот раз первым вертикальным полотнищем, бросившимся в глаза, оказался автопортрет Ван Гога. Под ним ещё и фамилия Гогена. Ага, думаю, интересную компаративистскую историю замутили, сравнивают.

Это ведь и в самом деле крайне продуктивная метода – брать двух художников, даже если и выделяя их работы из фондов и выстроить из них нечто концептуально новое. Взгляд меняется – и на художника, и на картины.
Только выставка построена как-то странно: базовый посыл ускользает, хотя, разумеется, интеллектуал может выдумать обо всём, что угодно всё, что угодно, да только в ДОрсе умствовать не хочется, тем более, что постоянно нарастает разрыв между восприятием и осознанием.
С какого-то мгновения твоя оперативная память оказывается перегружена и восприятие подвисает, хотя и продолжает фиксировать всё новые и новые, всё более стёртые и более стёртые впечатления.
В большие музеи, как в большие супермаркеты следует идти всегда с заранее приготовленным списком требований, иначе растеряешься и нахватаешься не того, чего следует. Хватательный рефлекс и импульсные покупки – это же не только про шопинг. Точнее, не только про него.

62.34 КБ

Неврозный Ван Гог оказывается странно светлым, радостным и безмятежным. Доктор Гаше в мятом кепарике. Крестьяне в стогу. Кисти широкий шаг, пастозность (не одышливость) и огромное количество неба делают Ваг Гога едва ли не устаревшим с его оптимизмом и гуманизмом.
Драйв, который раньше проступал через дёрганный, расхристанный мазок, умиротворился будто бы, превратился в сливочное масло, подсвеченное изнутри. А на фоне нынешней жизни так и вовсе умиротворённым и даже пасторальным.

Когда говорят о Гогене то в голове возникают смуглые картины с тёмными телами, которых и здесь повесили некое репрезентативное количество. Но одну стену заняли работы европейского периода, когда Гоген ещё приехал из Дании или уехал в Данию – светлее света, рассеянные, воздушные. И ты понимаешь, что палитру «экзотическому периоду» Гогена «делают» тела, помещённые в центр, от которого танцует и весь прочий световой и цветовой ансамбль.
Впрочем, надо сказать, что Гогена и Ван Гога ты смотришь в полсилы, понимая, сколько же ещё всего ждёт тебя потом.
Тем более, что вокруг очень много детей, школьных групп, сидящих на полу и раскрашивающих раскраски, рисующих или записывающих названия холстов. Искал на этикетках упоминания других коллекций и музеев, не обнаружил, решил, что или не понял что-то или же решили обойтись собственными силами.

72.59 КБ

Выходишь, значит, снова в общее пространство каменного леса и замечаешь на другом берегу вокзала точно такую же экспозицию с именами Моне, Дега, Ренуара (которого здесь избыток, больше лишь Моне), и Мане.
Тут же осознаёшь (ну, вот же она, «Олимпия», а вот «Завтрак на траве», вывешенный вне экспозиции как бы в простенке), что на первом-то теперь этаже разместили выжимку собрания, сливки сливок и что, ну, да эскалаторы, ведущие на боковые этажи выше второго перекрыты, как и лестницы.

54.27 КБ

Сначала огорчиться нет времени и сил, так как все силы сконцентрированы на картинах, смотрении и переваривании впечатлений как в прямом, так и в переносном смысле, а потом ты понимаешь, что неведомая причина сохранила тебе массу времени и сил.
Разумеется, если, конечно, ты не настроен на монографическое исследование импрессионизма или постимпрессионизма или же не знаешь, куда девать излишки минут. Такое, вот, получилось смешение временного и постоянного, а почему не знаю.

67.33 КБ

Конечно, со всеми акцентами и заходами в параллельные пространства, типа Вламинка, Марке и Сера, символистов и Наби, Боннара и Вюйара (которых могло бы быть и побольше), роскошных панно Тулуз-Лотрека и точечных вкраплений модернистов второго-третьего ряда, которые, с одной стороны, как бы объясняют в чем, собственно говоря, заключается точность передачи впечатления: тут, как в музыкальном, исполнительском искусстве играть нужно не ноты (что вижу то пою), но свою собственную мысль или эмоцию.

38.66 КБ

И ещё про музыку. Картинам мешает их локальность. Хотелось бы, чтобы они звучали точно без перерыва и аплодисментов между частями (в их рассматривании больше светскости и ритуальности, чем в медитациях концертного зала, когда время воздействует больше, нежели пространство?), отсюда, возможно, и вырастает необходимость инсталляций и инвайроментов? Или же, наоборот, инвайроменты приучают публику к объёмному высказыванию, после которого «свет в августе» и поле с маками более не канают?

52.69 КБ

И ещё наблюдение. Картина противоположна музыкальному опусу ещё и в смысле восприятия «темы/ремы». Музыка состоит из повторения и узнавания, в изобразительном искусстве незнакомое работает лучше давно освоенного. Видишь невиданное и смолкаешь на какое-то время, придавленный новой информацией, вероятно, оттого картины и нужно всё время перевешивать с места на место?

50.41 КБ

ДОрсе, чьи блестящие светлые поверхности делают его крайне дружелюбным (уходить отсюда, конечно же, не хочется) и приветливым («хорошая аура»), вставляет, конечно. Почему-то обычно стесняешься своих эмоций и эрудиции, а тут, вот, как-то можно, значит. Аттракцион именно так и устроен.
Тем более, если ходишь в компании умных и эмоционально щедрых людей, которым не нужно объяснять кто есть кто и которые жили с этими картинами в альбомах и мечтах, похожих на сны, с раннего детства.
Разглядывая «Сотворение мира» Курбе, Касимов размышляет про современное искусство. «Нет, в Помпиду мы не пойдём, - говорит Женька, - там, же сплошная Шабуровщина: одни гондоны висят…» А проходя мимо зала, центре которого висит «портрет» перламутрово-розовой ракушки, слышу как Игорь с Женей переговариваются.

- А эта ракушка напоминает женский половой орган.
-Любая ракушка напоминает.
- Нет, не любая. Смотря как нарисовать.
- Женя, ты опять начинаешь фразу с отрицания?!

Мы же, картин насмотревшись, пошли искать окна. На втором этаже все эти временные экспозиции – с одной что-то про школы ар-нувошного дизайна, с другой – современные оммажи модерну и сюрреалистам, - пробежали мимо, чтобы увидеть серую Сену, серое небо, серый Лувр на другой стороне: сплошные оттенки серого, куда там Камилю или Альберу…


Tags: Париж, музеи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments