paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

"Не удержался" К. Звездочетова. ММСИ. Ермолаевский переулок

К сожалению, это не ретроспектива. Надеялся увидеть поступательную эволюцию стиля, запечатлённую в ряде проектов, однако же, Звездочётов поступил иначе.
На самом верхнем этаже Музея в Ермолаевском, откуда предлагается смотреть выставку и забитом под завязку, развешаны и расставлены десятки объектов и картин, свезённых из самых разных мест.
Однако же основа этой экспозиции - проект "Нормальная цивилизация", в конце весны показанной на Винзаводе. Густо смикшированные плакаты, ассамбляжи и реди-мейды изображали "сладкую жизнь" загнивающего запада в представлении советского человека, никогда не бывшего за границей.
Смешанные в Ермолаевском с ранними работами, более тщательной выделки и проработки, последние выглядят грубее и прямолинейнее. Как если бы поздний Жоан Миро решил работать в эстетике "сельского клуба.
Звездочётов строит свою эстетику на смешении карикатуры, комикса, детской иллюстрации и дембельского альбома.
Весёлые картинки эти, с одной стороны, фиксируют срез бытового сознания, захваченного медийным мусором (и здесь работы Звездочётова рифмуются с "тяп-ляп искусством" арт-группы "Синие носы"), а, с другой, играют с социально озадаченными языками, причём, как выхолощенными официальными, так и неформальными, советскими, совковыми, родными.

58.47 КБ


Рисует Звездочётов контуром, фантазирует на темы и стили коллективного сознательного, одомашнивает бездомные, блуждающие в общественном пространстве, образы, вымазывая их анилиновыми красками или гуашью, расцвечивая цветами, на грани фола.
Опыляя и опаляя, но не опошляя точностью исполнения.
Играющий в бирюльки, чем бы дитя не тешилось, Звездочётов, пожалуй, первый в современном русском, рисовальщик, российский Матисс, каждая линия которого взята безошибочно, единственно возможным образом.
Да чего уж там, рисовальщик-виртуоз, рука которого, кажется, ни разу не дрогнула.

Четвертый этаж, после изобилия пятого, кажется практически пустым. Здесь развешен с десяток картинок, выполненных в "смешанной технике" на картоне. Изображение одноэтажных домов, исполненное в одном, условно-схематическом, ключе, с вариациями одних и тех же элементов - красных крыш, полуабстрактной "зелени", чертёжно выполненного рисунка дома.
Ко всем этим намеренно монотонным (вспоминается музыкальный минимализм Наймановского, Глассовского типа, где практически нет никаких тем, где присутствуют, развиваясь и закручиваясь в бесконечность, вариации вариаций) работам прикладывается легенда о карикатуре из журнала "Крокодил" 1955 года, в котором была опубликована карикатура художника с грузинской фамилией.
Карикатуру эту воспроизводит афиша - два шаржированных знатока искусства обсуждают выставку пейзажей, которую Звездочётов и переносит на стены в Ермолаевском.

35.32 КБ

На четвёртом этаже этих картин развешено с десяток, каждая из них, поэтому, оказывается самодостаточным высказыванием.
Этажом ниже, картин с домиками становится раза в два больше, висят они уже теснее, а на последнем втором этаже, количество их утраивается, пейзажи кучкуются в композиции, перекликающиеся и перемигивающиеся между собой.
Такой, музыкальный почти, контрапункт кабаковского типа.

Ведь и в самом деле, работа под прикрытием несуществующего карикатуриста - продолжение игры в "Альтернативную историю искусств" с выдуманными персонажами - "странными художниками", наглядно реализующими свои фобии и неврозы.
В этом смысле, звездочётовский Пирцхалава выглядит абсолютом душевного здоровья: никаких подтекстов, никакого саспенса пейзажные зарисовки не содержат, из-за чего и выглядят ещё более загадочно. Суггестивно.
И тут самое время вспомнить, что Звездочётов, по происхождению, концептуалист и все его бирюльки не должны заслонять главного: методичного вспахивания поляны. Имманентности вторичных, третичных моделирующих систем.
Визуальная семиотика, звенящей своей пустотой напомнившая другую прошлогоднюю выставку Кабакова, на этот раз в Пушкинском музее, где помимо врат в никуда по стенам были выставлены псевдосимволические картины, покрытые слоем пыли.
У Кабакова были деревянные двери и картины на стенах. Звездочётов заполнил первый зал выставки до предела с тем, чтобы последующие три звенели самоигральным отсутствием, не давая сосредоточиться на том, что висит по стенам.


http://gospodi.livejournal.com/463153.html#cutid1
Tags: ММСИ, выставки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments