paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Лучи смерти

Вы правы: боязно открывать ленту и откупоривать новости. Мор и смертопад продолжаются. Странное, не поддающееся логическому определению кружево, кружение. Понятно, что все эти разрозненные сообщения соединяются в систему только в голове воспринимающего, но что делать, если голова эта как птица ушами машет - ей бы с шеи на ноги, маячить больше невмочь.
И чем больше ты об этом думаешь (ну чего общего между Егором Гайдаром и Владимиром Турчинским?!, "Хромой лошадью", прикрывшей Вячеслава Тихонова и "Невским экспрессом" перекрывшим и "Вячеслава Тихонова и Петра Вайля, ну, или, наоборот, я уже запутался, тем более, что туда же Александр Варин да Оля Лопухова, да мало ли ещё кто, хоть сам Павич какой), тем больше осознаешь, что дело не в хронологии, но в восприятии, завязанном на образ жизни, что подсел на информационную иглу и зависит от неё, как от еды.

Не уверен, что кривая смертности идёт вверх, что статистически смертей всё больше и больше; скорее, проницаемость стен, более не сдерживающих информационные потоки, стала окончательно бумажной - перед тем, как бумага исчезает в качестве основного носителя информации.
Ну, да, телевизор, телефон, Интернет. Где самые разные сферы (общественные, культурные, а теперь, из-за развития блогов, и личные) пересекаются и накладываются друг на друга, смешиваются, выпадая в осадок совсем уже плотной, плотоядной массой.
И твои личные знакомые попадают в то же самое поле, где существуют звёзды не только Голливуда, но и Болливуда тоже.

Нечто подобное переживалось в Перестройку, когда вал новых сведений о мире рухнул на советских людей со всей мощью отложенных сообщений, копившихся за пределами железа.
Помните, сообщения о раннее скрываемых злодеяниях и катастрофах посыпались как из рога изобилия, в одночасье став фактами повседневности - в режиме самого что ни на есть реального времени.
Тогда общество пережило первую информационную травму, подсело на все эти информационные потоки, оседлало их и понеслось в наше нереальное время.
Теперь всего этого меньше не стало, теперь, напротив, медиум машет крылами, подобно приведению, захватывая всё новые и новые области, усилия силу с помощью повсеместного белого шума, которого тоже становится всё больше и больше.

Информационная травма превратилась из хронического заболевания в хронику повсеместно объявленной мутации, из-за чего сообщения о смертях выдвигаются на первый план - пемза или чага наросла такая, что её уже более ничем не прошибить, но только смертью.
Эх, хорошо продаются горячие пирожки, только горячие пирожки.
Эх-ма, кутерьма-мутация, то есть переход из одного состояния в другое, мирволит выпадаю отдельных, не вписавшихся в поворот эволюции, личностей.
Только в информационном обществе смерть имеет конкретные имена. В этом смысле, можно сказать, что демократия у нас действительно наступила.
Не десять негритят, но 140 000 000.
Ну, или я уже не знаю почему оно всё вот так теперь происходит.


"У нас нет чувства своего начала и конца. И очень жаль, что мне сказали. Когда я родился. Если бы не сказали, я бы теперь и понятия не имел о своем возрасте, - тем более, что я ещё совсем не ощущаю его бремени, - и, значит, был бы избавлен от мысли, что мне будто бы полагается лет через десять или двадцать умереть. А родись я и живи на необитаемом острове, я бы даже и о самом существовании смерти не подозревал. "Вот было бы счастье!" - хочется прибавить мне. Но кто знает? Может быть, великое несчастье. Да и правда ли, что не подозревал бы? Не рождаемся ли мы с чувством смерти? А если бы не подозревал, любил ли бы я жизнь так, как люблю и любил?"

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments