paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Не в затяг. Стужа

Разогреваемые автомобили похожи на походные кухни, только чадят они без запаха. Выходишь из подъезда точно в открытый космос.
Мороз съёживает пространство: комнаты до размеров скорлупы грецкого ореха, скорлупы головного мозга - до трухи грецкого ядра: чистый изумруд изумлён и, поэтому, более не болит. Все глядят под ноги и потому что боятся подскользнуться, и потому что так, типа, проще соблюдать "тепловой контур": хотя ветра нет иголки воздушного инея заменяют и ветер и сам иней.
Остатки воздуха выкачиваются, вместе с жизнью, заменяются ползучим азотом. Двигаться и дышать можно только на полшажка, на полкарасика; не в затяг...


Искать какую бы то ни было логику в этих приступах погодного одичанья невозможно.
Это я понял ещё пару лет назад, когда всю первую половину января, с загибом за Крещение, вместо холодов в Москве текло как из гриппозного носа.
Нынешнее похолодание такое же нелогичное, как оттепель, параллельно всему, что только можно придумать - климату, привычкам, надобе, теории относительности и системе Станиславского.
Причём тут глобальное потепление или похолодание? Причём тут вообще всё?!
Погода уже давно отбилась от рук, пошла в одиночное плаванье, и бьётся сама с собой, подобно флагу на рейде.
Заморозки и выморозки падают на города тоннами незримой краски как на контурные карты или книжки-раскраски.
Так дети заштриховывают данные им поверхности данностями ощущений, щедро расплескивая цвета за чётко очерченные поля.
В игрушечки играются, но, в данном случае, игра есть суть и центр детского смысла; способ самости.
Тяжёлые, набухшие кляксы падали, в которых вязнешь, пробираясь в темноте и тесноте заскорузлой одежды, практически на ощупь.

Если продолжить это наблюдение (про параллельность существование и отбитость от рук, отмороженность), то чётко понимаешь начинаешь ощущать, что в этой нелинейности и заложен главный нерв нашей нынешней жизни: всё непредсказуемо и в любую минуту может произойти всё, что угодно.
В том числе и конец света.
Могут лягушки с неба посыпаться как в "Магнолии", может вода пересохнуть и окончательно исчезнуть, или, ну, там, город неожиданно начнёт зарастать какими-нибудь лианами или папоротниками.
Центростремительное, деловое такое, хваткое с ухваткой, средневековье приходит из Гольяново и прочих спальных обрезков, точно зарин-зоман.
Тянет-потянет ручки к выпечке каравай-Кремля, по дороге захватывая за собой, всё, что только можно. Дорогу захватывая тоже.
Рейдерский захват пустых, незаполненных пространств, в действии.
Когда ещё тебе выпадала такая возможность пережить эпоху, одну-две-три, в сжатом и концентрированном виде, вот как сейчас?
Разве что в концертном зале, когда плотность исполнения потворствует одномоментному проживанию сразу нескольких жизней.
Да и более того, чем лучше исполнение, тем плотнее эти самые одномоментные жизни оказываются.

Бонус


18:40, 17 января 2007

Дмитрий Бавильский: И.о. погоды


Дмитрий Бавильский: И.о. погоды

Пушкинское «снег выпал только в январе» уже не работает. Не такой уж и снег, не такой уж и январь, ибо эти ливни по утрам и ночью, более свойственные верхушке года, когда лето поворачивает на осень, ломая привычный трафик атмосферного давления, не имеют никакого отношения к тому, что называется «зима». Подробнее…

все новости

Tags: город, зима
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments