paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

"Великая война" роттердамской компании "Hotel Modern" на фестивале НЕТ

«Великая война» - кукольный спектакль, превращённый в съёмки документального фильма. В центре сцены сооружен постамент, на котором расстелена карта Европы, поверх неё и разыгрываются, руками и куклами, вводные сцены.
Эйнштейн сформулировал «теорию относительности» - на помост выкидывается россыпь часов. Упоминается Фрейд – появляется голая кукла, оседлавшая кукольный Рейхстаг. Террористы убивают экс-герцога Фердинанда – на кукольной карте появляется моделька авто, в которую целится игрушечный пестик.

Все эти пертурбации всемирной истории транслируются видеокамерами на большой экран. Тут же светится словно бы «посадочными огнями» звукооператорский пульт – «Великая война» детально озвучена и это придаёт конечному живому, наживуленному на белую нитку «фильму» ещё одну, дополнительную степень убедительности.
Потому что дальше актёры переходят к другому, стоящему в стороне, съёмочному павильону, где обильно насыпана комковатая земля. Её можно снимать встык, а можно с некоторой дистанции. Можно воткнуть морковную ботву и тогда картинка будет показывать тропические джунгли. А можно – половую щётку, воткнув её в грязь щетиной вверх – выйдут заросли бамбука.


Драматургическая основа постановки – письма рядового с фронта Первой Мировой, детально проиллюстрированные с помощью кукол и визуальных эффектов.
Лучше всего кукловодам удаются панорамные кадры – когда камера долго ползёт по изгвазданному боем полю, распаханному танками и засыпанному трупами, которые на наших глазах засыпаются снегом (из банки), затем дождём (водой из лейки), исчезают, растворяясь в крови и почве.
Солдат сидит в блиндаже, спускается в отбитый у немцев бункер, плывёт на корабле, который подрывает торпеда (морские сцены снимаются в аквариуме с желтоватой водой), долго идёт по чавкающей грязи – и камера крупным планом берет две ноги, месящие эту самую грязь…
Меняются планы и способы подачи, чёрно-белое изображение становится цветным, когда с помощью бенгальского огня и зажигалок устраивается изображение вражеской атаки и макет города, полыхающий на заднем плане, сослепу (а спектакль идёт в полной темноте) можно принять за настоящий.

Именно так, должно быть, в докомпьютерную эпоху, снимались комбинированные съёмки, на экране превращая жизнеподобные макеты в сцены глобальных катастроф.
«Великая война» и есть такая тотальная комбинированная съёмка. Только если в старых фильмах подобные планы стыдливо длились не больше пары секунд, здесь из них делают вполне полнометражное, полуторачасовое представление.
И то верно – соединение предельной (кукольной) условности и предельной же натуральности (живые травы, повторяющие структуру кустов и деревьев или же комья земли, поливаемые водой и взятые камерой предельно близко) помогает буквально на наших глазах сотворить полудокументальное кино.
Отдельное удовольствие – смотреть как ладно и споро взаимодействуют между собой три кукловода, мужчина и две женщины, одна из которых, параллельно, умудряется ещё и читать «закадровый текст».

Таких «съёмочных павильонов» на сцене построено несколько, три или четыре. И пока одна сцена «снимается», другая готовится – и всё это на глазах у зрителей. Интересно, разумеется, поразмышлять – а зачем все «швы» спектакля выставлены наружу?
Ведь можно было бы и спрятать все эти приготовления, показывая лишь результат.
Ан нет. С одной стороны, суета на съемочной площадке помогает более чётко понять происходящее в той или иной сцене «фильмы», а с другой – задать дистанцию между происходящим на экране и зрителями, готовыми позабыть о ненатуральности происходящего.
Создатели «Великой войны» задают несколько степеней остранения от материала – не только историческое, но и эстетическое, предлагая разглядывать историю рядового пехотинца как некую общечеловеческую историю.
Война – экстремальная жизненная ситуация, позволяющая ставить бытийственные вопросы более провокационно. Но, на самом деле, спектакль вовсе не о Первой мировой, но о каждом сидящем в зрительном зале, проходящем свой собственный путь и участвующем в своей собственной войне.
Если говорить об этом напрямую – выйдет слишком просто и неубедительно, поэтому Херман Хелле, Паулине Калкер и Арлен Хоорнвег с помощью звуковика Артура Зауэра прикидываются, что играют в кукольный театр и, одновременно, в съёмки видеоклипа, а на самом деле…

Счетчик посещений ЖЖ
http://vapolina.livejournal.com/86282.html?mode=reply
Tags: театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments