paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

"Калигула" Камю. Театр Стояна Бочварова из Варны. Режиссёр Явора Гырдева

Внутри большого зала центра Мейерхольда сняли все кресла и построили большой красный шатер без купола с круглой сценой посредине. Внутри него - красная клеенка вместо сценического покрытия, красные стулья и деревянный помост впереди, образующий ещё один ряд.
Посредине сцены стоит круглый деревянный колодец с водой. Он же фонтан. Что-то типа циркового амфитеатра. За зрительскими креслами закреплены софиты и прожектора.
Мизансцены отбиваются одна от другой полным мраком и громкой музыкой, прошивающей тело, из-за чего все сто человек, пришедших на спектакль, должны себя чувствовать невольными соглядатаями происходящего внутри императорских покоев.


Уже в первой сцене (Калигула, у которого умерла сестра-любовница, куда-то пропал и сенаторы, затянутые в чёрную военизированную униформу обсуждают что им, собственно делать) один из подданных (Геликон) в курощательном порыве снимает штаны и показывает амфитеатру голую задницу, потом прячет член между ног, изображая глумливую красотку.
Когда в течении первых пяти минут вам показывают это, значит, дальше можно ожидать куда как больше.
И ожидания полностью подтверждаются.

Уже во второй сцене появляется обнажённый (в одних плавках) Гай Калигула с офигительным торсом, не качок, но аполлонистый Аполлон, двухметровый, курчавый верзила с римским профилем, несущий на руках безжизненно болтающееся тело своей сестры-сожительницы.
Он таскает её как куклу, крутит и вертит, пытаясь примириться с действительностью потери. Это очень красивая и правильная идея - чтобы мёртвое тело играло тело живое.
Цезарь играет с телом сестры в какие-то эротические игры, мочит её в воде, плавает вместе с ней, хоронит её в каком-то ящик под помостом, не моргнув глазом, стягивает с себя трусы и важно, павлином или петухом, расхаживает голый по цирковому кругу.
Совмещение предельной условности и нескольких степеней отстранения (щебечущий-свиристящий болгарский язык дублируется титрами на трех алых экранах) и предельной натуралистичности, парада тел и телес, соитий, убийств и смертей, делает текст о поисках Калигулой невозможного, неважным.
Превращая спектакль едва ли не в балет. В балет каждой фразы.

И ещё. Как показывают экстатические даже не метания, но радения, которые устраивает обнажённый Калигула в одной из сцен, где он изображает Венеру с густо накрашенными губами, со скоростью пули скользя по мокрому покрытию сцены, при этом выделывая эротические и акробатические па, невинный в своём бесстыдстве, скорее всего, парень этот - стриптизёр. Иначе раздевание и фунциклирование в совершенно голом виде не было бы для него таким естественным, а сексуально-заряженные танцы такими безупречными и вызывающе-дерзкими с одной стороны, но и - механически-стерильными с другой.
Это напомнило мне одесскую передачу "Голые и смешные", идущую по РЕН-ТВ: там для нужно "скрытой камеры" тоже используются легко обнажающиеся профессиональные раздевальщицы.

Если голая задница, показанная в качестве эпиграфа в самом начале шокирует, а в момент, когда Калигула, повернувшись лицом в зрителям стягивает трусы, вызывает в зале лёгкий "ах" (режиссёр Явор Гырдев, тем самым, нарушает одно из сценических табу, показывая голого мужика на сцене не с тыла, как это, скажем, было у Марка Захарова и Льва Додина) но с фасада, причём крупным планом (пространство малой сцены обрекает любые жесты или гримасы на крупный план), то минут уже через десять скульптурные (и не очень) формы древних римлян, легко меняющих френчи и гимнастёрки на трансвеститские цацки и каблуки начинают восприниматься как данность и более не шокируют так сильно, как, скажем, карлики в "Кукольном доме", освежающие каждое мгновение своего присутствия на сцене.

Калигула, столкнувшись с невозможностью, демонстрируемой смертью, теряет смысл жизни и, вполне в духе протестантов 68го года ("будьте реалистами, требуйте невозможного") начинает хотеть несбыточного - ну, например, Луны или же массовых казней и пыток.
Молодой и ранний, Гай считает всех своих подданных априори виновными и, потому, заслуживаемыми казни.
Глумится над сенаторами и придворными; одного из них заставляет смеяться над отрезанной головой младшего сына, другого отравляет, третью душит (все они предельно реалистично изображают корчи), самыми изощрёнными способами провоцируя окружение на заговор, расплёскивая эмоции и воду, которую в перерывах между сценами собирает лентяйкой толстая служка в точно такой же военной форме как и все остальные - этакая совковая санитарка с угрюмой физой ("вас много, а я одна").

Других особенных параллелей с современностью нет, да и вообще спектакль этот поставлен легко и ненапряжно: видно, что главным для Гырдева было найти актёра на роль Калигулы - мощного и красивого, всё остальное достроилось едва ли не автоматически.
Текст Камю, пафосный и слегка пыльный, раскрашивается точечно придуманными мизансценами и каскадами мимических придумок, совершенно ненатужных - как-то сразу понятно, что фантазия постановщика фонтанировала и это ещё не предел.

Явор Гырдев попал в моё поле зрение прошлым летом, когда я посмотрел его барочно-навороченный фильм "Дзифт". Что-то в сторону Бунюэля и, одновременно, Кустурицы, с лёгким, ненавязчивым гомоэротическим флёром, продолженным и в "Калигуле" (который тряс писуном перед лицами Серебренникова и Житинкина, внимательно, не отрываясь, смотревших спектакль и, как мне почему-то кажется, завидовавших моцертианской лёгкости постановщика).
Главным тут оказывается безукоризненный вкус и чёткая концептуальная продуманность всех составляющих спектакля, который, разумеется, бурлит и пенится, громыхает и сверкает цветомузыкой китайского музыкального центра, но избегает перекосов и бежит недоваренности.

Балканское барокко смешивает соц-арт с сюрреализмом, театр жестокости с бедным театром, визуальное с танцевальным, выдавая не только хорошее образование, но и харизматику жгучего южного происхождения, недопустимого, невозможного в отечественном искусстве.

Всевидящее Око
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments