paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Политизация и её последствия

По присланной мне ссылке попал в ЖЖ одного литературного напёрсточника и поразился обилию постингов, посвященных защите Ходорковского. То есть, прежде чем творить свои опереточно-напёрсточные злодеяния, напёрсточник как бы присягает идеям либерализма, символом которых становится Ходорковский.
Будто бы либерализм и правильная политическая ориентация дадут индульгенцию и спишут все шероховатости личной нечистоплотности.

Это напоминает мне эпизоды из американских гангстерских фильмов, когда, прежде чем пойти на преступление, бандиты приходят в Храм и истово молятся, требуя от Господа Нашего Иисуса Христа заступничества в преступных преступлениях.

Я, конечно, не знаю, что и как устроено в политике, но вот как устроен ливер литературной жизни, к сожалению, осведомлён. Ты мне - я тебе и "сотона там правит бал".
Отчего ж это мне вот только кажется, что на всех уровнях и сообществах повторяется одна и та же матрица и бездари и дилетанты пытаются рулить процессом, имея ввиду и процесс и его результаты, решая попутно свои проблемы продвижения бездари в дамки?
Что в литературе, что в политике, что где угодно, вплоть до мясомолочной промышленности.
В пору было бы писать текст "О судьбах либерализма в России", если бы не чёткое понимание того, что никакого либерализма в современных условиях нет и быть не может.
Как нет и быть не может государственников или почвенников, демократов и коммунистов.
Современный человек вообще не может иметь никакой политической платформы, потому что она невозможна в принципе.


Есть только видимости и слова, слова и видимости. И ощущение, что ты одиноко стоящее дерево, оставленное в полном одиночестве. Разбирайся с собой сам на сам. А если прислонишься, обожжёшься. И молнии бьют по вершине да в самое темечко.
Политика вообще и российская политика в частности - пространство тотальной манипуляции. Сплошных симулякров, не имеющих ничего общего с первообразами означающих.
Это с одной стороны. С другой - сознание современного человека (если это действительно современный человек, а не реликт или атавизм прошедших веков) не может быть цельным, единым, неразрывным.
Современный человек понимает, что мир шире чёрно-белой дуальности и именно это позволяет ему быть держаться современным.
Ещё в средней школе, читая разных философов и идеологов, я находил у них, порой, прямо противоположных по взглядам и убеждениям, что-то близкое мне.
С детства я рос убеждённым демократом, потому что слово "либерал" тогда было ещё не в хождении, а как только в общем поле стали употребляться слово "либерал", понял, что оно наиболее точно описывает структуру моей личности.
Но не всю. Не целиком. Не полностью. Читая Хомякова и Леонтьева, Розанова или Чаадаева (не говоря уже о всяких древних римлянах и греках) я находил у них какие-то частички своего самосознания и, честно говоря, поначалу тушевался, так как это ломало мою стройную картину мира.
Как же так, думал я, защищая вместе с академиком Сахаровым идею об отмене шестой статьи советской конституции, ведь они же почвенники, монархисты и ретрограды...
И когда Сахаров умер я расплакался, вырезал из журнала "Искусство кино" портрет академика (больше нигде не смог найти) и повесил в университетском кордидоре на доску объявлений.
Больше всего меня в тот день обидело, что мой научный руководитель, профессор кафедры иностранной литературы, начал свою лекцию буднично и обычно, ничем и никак не помянув память великого человека.
Тогда я, от негодования, сжал кулаки под партой, а теперь думаю каким же мудрым оказался Марк Иосифович: котлеты отдельно, а наша мушиная жизнь - отдельно.

Ещё я помню, как перед референдумом "да-да-нет-да" мы бегали по университетским этажам и убеждали всех голосовать за развал Союза только потому, что нужно было воткнуть шпильку Горбачёву и поддержать наливавшегося силой Ельцына.
Виноват. Я тоже, получается, приложил руку к тому, чем сейчас является Россия.
Но это был последний всполох моей политической активности и искусственно навязанную дилемму "Ельцын-Зюганов" во втором туре президентских выборов я уже не поддержал: моё внутреннее пространство, ответственное за поддавки, закончилось. Политика ситуативна, а я быстро учусь. И память у меня хорошая.

...чуть позже я понял, что схематичное устройство мира свойственно либо сектантам, либо спекулянтам, приторговывающим политическими комиксами.
Достаточно посмотреть на любого политика в развитии (Зюганов - это политик?) и увидеть как он, как они вертятся на вертеле, чтобы понять: политическая сцена схожа со сценой шоу-бизнеса, где главная задача - оставаться на плаву как можно большее количество времени, присвоив себе свойства пены.
Но то политики, особый биологический тип людей с ампутированной совестью, за сиюминутные решения которых расплачиваются миллионы других людей, а как быть обычному человеку, который, чувствуя себя либералом не хочет иметь ничего общего с Борисом Немцовым или с Ириной Хакамадой (и тем более, с Альбац и прочими покрикушками)?
Понятно же, что твои взгляды - это твоё нутряное, которое всегда при тебе и останется, как бы тебе не морочили голову, но ведь, морочат.
И морочат так, что единственная возможность успокоиться - дистанцироваться или же устраниться.
Осознать, что в поле тотальной манипуляции никогда не сыщешь ни начал, ни концов и какую бы ты позицию не занял, тебя всё равно нагреют по-цыгански.
Ибо все проявления политической активности и пассивности давно посчитаны.
Учтены и взяты на баланс. На карандаш.
Ты посчитан если ты голосуешь за партию власти.
Ты посчитан если ты голосуешь против партии власти.
Ты посчитан если голосуешь за любую из партий, представленных в списке.
Ты посчитан если голосуешь против всех.
Ты посчитан если не ходишь на выборы.
Ты посчитан если ходишь на выборы и портишь свой бюллетень.
Башню на Охте не построят не потому, что общественность победила, а потому что это кому-то под ковром выгодно.
Потому что в один прекрасный придёт спаситель-освободитель Охты и приватизирует всё то, что пело и боролось...
ну и т.д.

Ты не посчитан только тогда, когда политики для тебя не существует. Когда ты занимаешься своими делами, отмахиваясь от назойливых фразой "Не моего ума дело!"
Тем более, понимаешь, что поскольку никакой цельности в мире нет, то твоя позиция внутренняя реальность никогда не может быть описана одним липким знаком.
Если по натуре я рыночник, но в вопросе смертной казни - лебертианец, но, вообще-то, мне близки устремления экологов и дзен-буддистов?
Проще всего сказать, что у тебя каша в голове, однако, мудрый заметит: чем больше в тебе противоречий - тем больше в тебе жизни.
Твоего собственного содержания.
Не делай другим то, что не хочешь, чтобы делали тебе, этого хватит. Умному достаточно. Звёздное небо над головой и нравственный закон внутри.
И никакой политики, так как чем более ненужной оказывается та или иная сфера жизнедеятельности тем с большим остервенением она пытается выдать себя за ценность первого порядка, без которой ни прожить, ни проехать.
И тогда, если через понимание, ты обретаешь точку опоры, любые политические декларации прочитываются как попытка спекульнуть на горяченьком.
Цыганку у рынка не интересует ваша внутренняя реальность, ей надо у вас три рубля выманить.
Политик отличается от цыганки только тем, что он никогда не увидит вас воочию.
Обманывая, он даже не будет ничего знать о вашем существовании.
Собственно, так я и понимаю патриотизм (давно уже сформулировал) - как стремление обезопасить себя от манипуляции и манипуляторов.
России более всего нужны люди, которые способны отличить говно от пирожинки, личности, не подвластные играм вокруг очерствевших, изнутри выхолощенных, лозунгов.
В идеале, конечно.

Никакой это не эскапизм и внутренняя эмиграция. Это самая что ни на есть зрелая жизненная позиция.
Человек, осознающий, что жизнь и реальность вокруг, шире и сложнее любой, даже самой изощрённой схемы, живёт ведь не на луне, и не в башне слоновой кости.
Он ходит по тем же улицам и на те же самые сайты. Вокруг него те же самые гастарбайтеры в оранжевых робах, живущие в подвале его подъезда, метут улицу.
Просто, если он, конечно, честен перед собой и перед другими, он не прикидывается одномерным.
Он понимает и принимает полноту сложности и участвует только в том, что понимает сам и в том, что максимально дистанцировано от манипуляции.
Скажем, мне нравятся идеи "гражданского общества" и я всегда достаточно часто поддерживаю инициативы, идущие снизу, до того, правда, момента пока они не становятся хотя бы отчасти окрашенными в те или иные политические тона.
А вы не обращали внимание, что инициатива снизу (те же самые жжешные призывы поднять в топ новости о помощи старикам или детям) вызваны конкретными жизненными ситуациями и, поэтому, максимально приближены к людям и максимально же отдалены от политиков, которые, разумеется, норовят присоседиться к любому такому начинанию, когда оно поднимает голову чуть выше среднего. Прилипалы же. Бычьи цепни.

Кстати, в том самом ЖЖ либерального напёрсточника, апеллирующего к Ходорковскому, я не увидел ни одного такого перепоста.


Locations of visitors to this page




Бродский
«Рискуя быть обвинённым в идеализации, хочется назвать Юлиана великой душой, одержимой пониманием того, что ни язычество, ни христанство недостаточны сами по себе: ни то, ни другое не может удовлетворить полностью духовные потребности человека. Всегда есть нечто мучительное в остатке, всегда чувство некоего частичного вакуума, порождающее, в лучшем случае, чувство греха. На деле духовное беспокойство человека не удовлетворяется ни одной философией, и нет ни одной доктрины, о которой – не навлекая на себя проклятий – можно сказать, что она совмещает и то, и другое, за исключением разве что стоицизма и экзистенциализма…» (Лосев, стр. 168)
Tags: банальное, бф, важное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments