paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Фонтан

Проснулся от истошных криков по-русски по окном. Честное слово, отвык уже от такого количества экспрессивного и постороннего русского; тем более грубого.
Голосила девушка, точнее, женщина; материла какого-то Андрея, который что-то не так сделал и должен был бы куда-то там метнуться. Во сне я часами, кажется, бродил по Барселоне (первый раз со мной такое, чтобы сонное и реальное совпало) - по каким-то сводчатым фундасио, в которых проходят выставки, по каким-то подземельям и рынкам. Вполне возможно, что соотечественница, как раз, и направила сновидение в сторону рынка.

Из любопытства высунулся в окно. Так как отель молодёжный, воображение рисовало прокуренную хабалку-тусовщицу в чёрном платье с вырезом (обязательно с вырезом) и с хвостиком на большой заколке. Оказалось, что приехала юношеская сборная Казахстана по непонятно какому виду спорта, но все - в одинаковых зелёных куртках с жёлтыми буковицами на спине, а крикуша - их тренер. Наставник. Наставница в статусе.
А Андрей, что на подхвате, даунёнок в услужении.


Граффити, в основном, видны только вечером, после одиннадцати, идёшь по узенькой улочке в районе музея Пикассо, сворачивая с Принчипессы, как по иной галерее.
А всё потому, что лавки и магазины закрывают ворота и опускают жалюзи, на которых, собственно, последыши Миро и рисуют так, что устаёшь фотографировать.

Вообще почти не снимаешь, внутри что-то переключается; московское неистовство потребления отступила, разлилась истома ничегонеделанья, только ходишь туда-сюда, и уже не смотришь, но именно что зыришь.
А с фотографией тут интересное происходит: есть город и есть ты. Фотография здесь, несмотря на то, что ты постоянно фиксируешь внешнее, повёрнута не во вне, но во внутрь.

Фотография не останавливает мгновение, но позволяет соотнестись с ним. Это не фиксация мгновения, но попытка вписаться в него: де, да, я есть. Есть, потому что всё вокруг тоже существует. А существует потому что оно существенно для меня. Потому и фиксирую.

Спохватываешься, что, на самом деле, ты ж в Испании, а не на каком-то там острове самости, случайно названном Каталонией; ну, да, ты же в Каталонии, а где-нибудь. Не в Париже. Каталония может случиться и настигнуть тебя где угодно, превратившись в Касталию, однако же, приятнее всего, она именно здесь.

Ну, да, не Париж. Хотя, отчасти, похоже - в области камней похоже, недвижимого имущества, так как люди и машины здесь иные, не такие, как там.
Город ведь состоит из движимого и недвижимого имущества. И непонятно, что важнее, хотя, определённо недвижимое имущество легче поддаётся фотографированию - даже если это не дерево и не площадь, но рекламный плакат или граффити.

С лицами сложнее, но, кажется, они интереснее всего и составляют главное содержание содержания. Когда потом ты смотришь фотки или пытаешься кому-то рассказать о том, как тут было, ты понимаешь, что самое важное ускользает.
Выхватываешь из памяти лица случайно встреченных людей, всех этих испанцев, каталонцев, иностранцев-иностранцев из Европы, Азии, Африки, из Аргентины и Румынии, хватаешься за них как за воздух, а их уже нет в памяти, они уже не работают, истекли, истончились, высохли, не оставив и перегара, поэтому, конечно же, рассказ никогда не будет полным.

Между кладбищем и Испанской Деревней мы обошли массу памятников и мест - закрытый парк, куда приезжает и где останавливается Хуан Карлос, катались на телеферике (подвид фуникулёра, юркие кабинки современного дизайна), поднимаясь на самую верхотуру горы к военному музею и крепости, фотографировались в каких-то павильонах и прохлаждались в каких-то парках, где журчали фонтаны и пели птицы и вид откуда открывался на весь город - дымчатый и покрытый дымкой, как если поджаренный.
Ближе к вечеру, зашли в харчевню, где заправляли китайцы и поели отнюдь не китайской еды, а оттуда уже пошли занимать места перед парадным фонтаном, где уже было не протолкнуться.
Собственно, как я уже записывал, тут вечерами всегда много людей, ждущих обещанного чуда, сегодня их нас было не больше и не меньше обычного. И большой фонтан действительно работал, окрашивая свои постоянно меняющиеся струи во все оттенки розового - так как, ага, сегодня праздник розовой розы, общественность борется с раком груди и привлекает внимание другой и более широкой общественности, выступая из розовой палатки, напротив фонтана.
Какие-то комитетчики и активистки говорят в микрофон, а я соображаю: вот ведь как разумно и в высшей степени расчётливо - сами по себе проблемы молочных желёз, пока они не затрагивают кого-то конкретно, вряд ли соберут большую толпу. А вот если объявить, что ради такого случая включатся фонтаны, то народ набежит со странной силой-силушкой.
Вот и понабежали, тем более, что слух разнёсся по городу. Вот и Вера Михайловна узнала про это самое из листовки, предложенной в автобусе.
Притом, привлекали внимание не к каким-то там политическим вопросам, как у нас, не к нелегальной эмиграции или же свободе слова, но очень больной и большой проблеме женского здоровья. Это, кажется, и есть истинно каталонский подход.

А отличие Барселоны от Парижа, помимо материальных выгод, сугубо методологическое: Париж проще "понять", ибо там проще пощупать, схватить, уловить результативность, закреплённую в недвижимом имуществе.
Но продвинутость не всегда бывает результативна и не обязана иметь осязаемый результат. Иногда достижением становится не набор артефактов, обязательных или не обязательных к употреблению, но сам способ существования, никак не закреплённый в материальном, неосязаемый и зело неконкретный, хотя и понимаемый с полуслова, с полпинка. С кивка головой...

Ходишь и смотришь на людей, или просто сидишь на стуле, в ожидании водного парада, а вокруг тебя ошиваются двойники.
Здесь, особенно в метро, или на улице, постоянно встречаешь знакомые лица. Как якобы знакомые (двойников и братьев одному Марку Захарову можно насчитать несколько десятков), так и те, кто по какому-то признаку кажется тебе знакомым. Узнаваемым типом.
Суховатая немка с круглыми очками и короткой стрижкой с большими бусами на немолодой шее. Или испанец-интеллектуал в платком или же мятым шарфом в мокассинах. Спортсмен на велике. Дама с собачкой. Тёлка в сапожках до ушей. Хиппи с травой.
Итальянская семья с седым отцом и шумными детьми, связанными друг с другом идиллическими ломтями рождественской шарлотки.

Двойники, которых ты выцепляешь в толпе или находишь на донышке собственной памяти, возникают только потому, что некоторое количество людей или человеческих типов находятся в твоих оперативных (или операционных?) файлах.
Это те, кого ты учитываешь. Ведь иначе ты бы их двойников просто бы не увидел. Не заметил. Не отметил бы. Видишь если возникает тождество, а тождество с чем? С тем, что уже хранится в голове, так?

Розовые розы и воды это уже само по себе хорошо и подарок, но народ ждёт чего-то большего. И, наконец, дожидается. Композиция из Брамса, Чайковского, Бетховена, Штрауса (Иоганна) и Верди длится не больше двадцати минут и полностью синхронизирована с каскадами и перепадами внутри музыки.
Помимо музыкальной вертикали, то растекающейся облаком, то образовывающей каскады, а то выстреливающей самой громкой струёй и, затем, мгновенно исчезающей, есть ещё и цветовая горизонталь, то выстраивающая все уровни воды в единый колор (и тогда фонтан насквозь становится изумрудным или хрустальным), а то играя разницей окраски.

Я ещё десять лет назад поразился, что сложно придумать более чёткий и точный символ европейского единства, когда разные музыкальные культуры образуют единую световую и цветовую феерию, забирающую чуть не до слёз.
А теперь вдруг увидел, что струи воды вдруг, в одно мгновение, выстраивающие в воздухе призрак многобашенного храма, зависающего всего на какую-то секунду и тут же рассеивающегося без следа, оказываются метафорой самой Барселоны, её красоты, которая есть, но которую трудно удержать в руках или же не руках и впечатление от Саграда Фамилиа, что струится вокруг себя, рассеивая рассеянный свет вокруг; возникает ощущение, что его нет, а есть только его отражение из пруда напротив.
Отражение, неожиданно вставшее на дыбы; озеро, вдруг вставшее отвесно.


11.26 КБ14.63 КБ10.77 КБ9.82 КБ11.08 КБ15.16 КБ12.02 КБ10.67 КБ10.14 КБ12.29 КБ10.54 КБ9.47 КБ10.72 КБ10.71 КБ8.42 КБ8.56 КБ8.60 КБ9.66 КБ
Всевидящее Око
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments