paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Трибьют Мальцеву

Так как я договорился созвониться с Игорем сразу же после обеда, а обитал Мальцев в Готическом квартале, то первую половину дня кружил вокруг да около центра. Из нашей печальной местности, я пошёл пешком через парк Сиютадела к дому Музыки, откуда рукой подать до улицы Принчипессы в районе Борна, рядом с которой - музей Пикассо.
Посмотрев коллекцию, освежив в памяти всё, что уже однажды случилось со мной и поковырявшись в музейном магазине (где, между прочим, продаётся целый выводок мобилей, один из которых в 2001м я привёз из парижского музея Пикассо и который до сих пор висит у меня над кроватью), я пошёл дальше, время от времени, набирая телефон Игоря, который так и не отозвался.


Скорее всего, замотался и некогда было, однако, фигура отсутствующего Мальцева - тот самый центр, вокруг которого сложился мой сегодняшний день: очередное кольцо по Барсе, замкнутый круг, который, всё-таки, интересно как-нибудь да разомкнуть. Или это кольцевая структура Москвы бессознательно влияет на стиль перемещения по отнюдь не лучистому городу, но, вот ведь, факт остаётся фактом: сегодняшнее кольцо оказалось явно больше вчерашнего.
После завтрака ты выходишь из гостиницы-тюрьмы по часовой стрелке и, уже после захода солнца, под аккомпанемент полной Луны (это она в этот раз такая особенно большая или просто Барса к Луне ближе, оттого она тут и выглядит, словно бы из штанов вывалившаяся?) возвращаешься обратно с другой стороны зеркального стекла.

Пересекая свою любимую Via Laietana, приходящую своей имперской поступью (куда там Тверской) в антиутопических снах и Рамбляс, продвигаешься по узким коридорам к Музею Современного Искусства и Музею современной городской культуры (они ж на одной площади стоят), что закрыты во вторник. Ну, не очень-то и хотелось.
Тогда ты идёшь без особой цели к университету, где на улице тусит безбашенная какая-то молодёжь, любящая сидеть на корточках, выходишь сначала на одну площадь, затем на другую, а площади здесь есть очень маленькие, внутри кварталов и очень большие, разделяющие ветвистые проспекты и доходишь, уже не чуя стоптанных ног, до четырёхэтажного ФНАКА.
У тебя есть там, на втором этаже, некое дельце, однако, нужной тебе номинации в ассортименте не обнаруживается, а всё прочее оставляет равнодушным - как, между прочим, и в музейных магазинах-библиотеках при Пикассо и контемпорарии.
Помнится, раньше ковырялся тут часами, выискивая раритеты и диковины для души и для глаза, а теперь понимаешь, что заморачиваться с неподъёмными томами и тащить их через три границы нет никакого интереса. До чего дошёл прогресс, диски ведь не заинтересовали тоже, просто отметил, что да, есть тут давно задуманный Пярт (ЕСМовский) по 19.75 и даже со скидкой за 18.75, но что мне Гекуба? Так скачаю...

Из парадных ворот ФНАКА попадаешь на вечно кипящую, прожаренную площадь Каталонии, где несмотря на отсутствие информационных поводов и нормальных едально-посадочных мест всегда аншлаг людей и голубей, возможно, из-за шумящих фонтанов и многочисленных памятников, дающих тень, а так же крупного транспортного узла под площадью, сочетающего метро, вокзал для пригородных электричек и что-то там ещё, сошедшееся во один тугой узел. Одних открытых, двухэтажных экскурсионных автобусов - целое стадо, словно пригнали тучных коров на водой, да забыли забрать обратно.

Я решил пройтись по Грасии, самым буржуазным и респектабельным кварталам города, сформировавшимся вокруг Passeig de Carrer Gran de Gracia, мощного, мощёного проспекта, где туристов на порядки меньше, уличных кафе нет почти совсем, зато машины мчатся как на автобане (попробовали бы они сделать подобное в тесном и перенаселённом пространстве старого города), а место общепита занимают бутики и магазины известных брендов.
На Passeig de Carrer Gran de Gracia этажность повышается, простор увеличивается, респектабельность зашкаливает. Собственно, попала-то улица эта во все путеводители из-за двух шедевров Гауди, стоящих недалеко друг от друга (сначала по левой стороне встречается скелето и черепообразный узкий дом Батльо (и в един миг вокруг объекта вскипает вся это навязчивая туристическая инфраструктура, никак не соответствующая размеренному стилю района), а затем, чуть в сторону горы Тибидабо - волнообразная волнушка Дома Мила (он же Ла-Педрера, "каменоломня", кат.).

Описывать их не имеет никакого смысла, все их знают, видели, представляют. Скажу только, что архитектурные эскапады и выкрутасы Гауди вполне понятны в таком респектабельном окружении - понты по-каталонски, вероятно, колотили и в позапрошлом веке, когда этот остров уюта, бывший автономным пгт, влился в состав и отнюдь не стройные черты большой Барселоны. Другие-то дома, хотя и не такие вычурные и, в хорошем смысле, претенциозные, тем не менее, богатством антуража и аранжировок мало чем уступают Каса Мила и Каса Батльо, который и вовсе зажат с обоих сторон другими архитектурными шедеврами.
То есть, оказывается, что стиль великого Гауди идеально отвечал нуворишевской арнувошной пузомерке.
Ну, то есть, понятно, что развитие территории Эшампле, куда входят и "золотой квадрат" с модернистскими шедеврами и Саграда Фамилия, куда я целенаправленно отправился, дабы рассмотреть её при свете дня, и "квартал разногласий", в котором отметились своими многоэтажными особняками самые известные модернистские архитекторы (один из них теперь занимает Фонд Тапиеса, куда я планирую заглянуть на днях) пришлось на самую интересную и изысканную архитектурную эпоху, поэтому разглядывать дома, похожие на дворцы и дворцы, похожие на диснеевские замки, можно бесконечно.
В наших городах красоту нужно выискивать, при этом прикрывая свободный глаз от вопиющего уродства, на раз перечёркивающего любые проблески красоты, порой и, в духе Сан Саныча Слюсарёва, самопальной. А тут благолепие валится как из рога изобилия, затоваривает горизонт, не переставая валится. И вызывая, таким образом, всё тот же когнитивный диссонанс.

Нет, вру, никакого диссонанса она не вызывает, всё в меру, хотя несмотря на пресыщенное складками и складчатостью, Сан Саныч Слюсарев здесь остался бы без работы.
Временно, конечно, на какое-то время, переключившись, к примеру, на многочисленные граффити, коих здесь множество превеликое и улица корчится многоязыкая, развиваясь то делением, а то и почкованием, когда от очередной стремительной Мередианы или Диагонали пучками расходятся десятки стрел и в этих стрелах всюду жизнь и всяческие эстетически неуязвимые подробности.
Это не считая велосипедистов и роллеров, зелёные трамваи сугубо обтекаемой формы и постоянные строительные площадки, которые не раздражают, как в Москве, ибо всего так, с избытком, много, что старого не жалко, а новое не уродливое и, потому, вписывается точно подобранный имплантат.

Всё забываю написать: важно, что каждый квартал - точно законченный квадратный или прямоугольный двор со своей логикой и структурой; некоторые кварталы объединены в единую цепь социальной или национальной оптикой и это, несмотря на многообразие, создают основу для стабильности и уюта.
Идёшь по городу и вдруг понимаешь, что вокруг слишком много китайских ресторанов, в каждом магазине или в подворотне - скалящиеся лица и короткие чернявые причёски, ну, да, ты в китайском квартале.
Потом оглядываешься - ничего не поменялось, но всё, странным образом перестроилось или, точнее, переструктуировалось, даже запахи, меняющиеся подобно ветрам в зависимости от направления пешехода.
Или, пересекая площадь с рынком, ты попадаешь в узкие ряды к индусам, торчащим возле бакалейных и овощных лавок; а то выруливаешь куда-то к артистической богеме или студентам, беднякам, запустившим мощёные проходы до состояния вопиющей нищеты с обязательно перегруженными мусорными баками, стиранным бельём, блаженными и прочей полууголовной молью, мелочью, действительно, ведь, ставшей меньше обычных людей ростом.
Ну, или осознаёшь себя вокруг респекта пятизвёздочных отелей и бутиков, такое тоже сплошь и рядом случается только для того, чтобы смениться по ходу пьесы следующей сценой, следующей после очередного светофора и асфальтовой развилки.

Если Ла-Педрера это полшестого, то тогда Саграда Фамилия, до которой почти ведь рукой подать - по прямой, если никуда не сворачивать Диагонали до Маллорки, а там башенные краны и грозди миров-виноградин на башнях сами подскажут. А нужно сказать, что хочется кушать, но, странное дело, в стране обилия туристического общепита, становишься непривычно капризен. То ищешь ресторан на замкнутой площади, то стесняешься пафоса, то стремишься к аутентичности, пробегая массу и аутентичных и пафосных мест, пока не плюхаешься в первом попавшемся заведении, ибо ноги дальше уже не ведут.
Я и думал плюхнуться на площади Саграда Фамилия в первое попавшееся, но увидел собор и забыл про всё, что хотел. Точнее, не забыл, но увлёкся рассматриванием и сопоставлением. Его же всё время достраивают и подкрашивают, постоянно возникает нечто новенькое. Работают по ночам, так как днём с туристами - ну какая работа!
Пришёл я около шести, примерно до семи нарезал круги вокруг стройки, в семь сел в заведении, предлагавшем такие специалитеты как голубцы, борщ, котлеты по-киевски, жостовские подносы на деревянных стенах, закошенных под сруб и официанта Льва, говорящего по-русски (несмотря на это, салат из четырёх салатов оказался не лёгким смешением четырёх сортов салатных листьев, но миксом из четырёх, средней тяжести, автономных блюд - салата из помидор с фетой, салата из чечевицы, салата из батата и оливье + кусок говядины с кровью и жаренная картошка) и обошедшемся мне вместе с пивом и чаевыми в 25 евро (кафе называется "interNapa", видом на Саградку не обольщайтесь) а в восемь включили подсветку.
На одной из башен появилась бригада скалолазов в касках. Обмотанные канатами, они что-то там делали, опуская вниз камни в то время как башенные краны начали чтозто поднимать вверх...

Пришлось ещё раз обойти Собор, вокруг которого туристов так и не поубавилось, повозиться рядом с прудом через дорогу от рождественского фасада (Саградка красиво отражается в воде),за прудом - детская площадка и масса детей, мамаш и служанок, собак, гомонящих людей - точно день только начинается, посидел на лавочке, посозерцал красоту красивую и пошёл в сторону отеля, дабы замкнуть сегодняшний круг.
Но не привычным образом - по Диагонали, мимо Сиютадели и загробного квартала, рядом с которым, между прочим, напротив ограды парка бывшего Северного вокзала с ажурной конструкцией на фасаде, стоят проститутки и громко, на всю улицу, цокают языками, привлекая внимание или же здороваются (для интересующихся: это улица Де Алмогаверс) через дорогу с ну очень редкими прохожими. Пустая улица, тишина и тёмнокожие девицы с роскошными формами говорят с тобой, вау...

...не привычным образом, но немного в сторону, ориентируясь на башню Агбар, выстроенную Жаном Новелем с закосом под лондонский огурец, ибо прочитал, что, оказывается, живу в очень перспективном районе Побленоу, превращённый из отсталости в "центр молодёжной и современной культуры". Художникам здесь сдают недорогие студии, а всё прочее, следствия этого, выходят как везде: район преображается, бла-бла-бла...

Ну, Побленоу только начал преображаться и вся культура здесь сосредоточена на площади искусств, где стоит огромное здание Национального театра Каталонии и, сбоку от него, новый концертный зал с музеем музыки, а дальше - огромный незастроенный пустырь с провалом в железнодорожные пути, за которым белеет, таки, фасад нашей гостиницы.
Национальный театр вижу каждый день, и даже издалека он необычайно эффектен - представьте: современная монументальная коробка на подъёме с колоннами, чистый Парфенон, хотя и не без нарушения субординации.
Стены у театра деконструктивно стеклянные, из-за чего видны все внутренности, вся его начинка - деревянный холл и полукруглое здание (именно так!) зрительного зала, накрытое мощной крышей с античным портиком. Видны работающие эскалаторы, то есть, чистый постмодерн, пафосный и, одновременно, игровой, так как на фасаде (и с тыла) колонн всего две, справа и слева, из-за чего вытянутая передняя часть выглядит ртом с выбитыми зубами (фотографии воспоследуют). Зато с боков с колоннами - полный порядок, их ровно столько сколько нужно для ритуального служения национальной каталонской идее, но фасад-то каков!
Бинго! Круг замкнулся и закрыт. Пишите вами письма. Да, архитектора бы на последок не забыть - Рикардо Бофиль, чей могучий артефакт призван замутить вокруг себя новый центр туристической инфраструктуры, а, следовательно, города, не вместо старого, но в противовес ему.
И тогда нынешний наш отель станет таким же привлекательным, как апартаменты в готическом квартале, которые снимал Игорь Мальцев, тусивший в Барсе, но не нашедший времени встретиться со мной.
Ах, как жаль, Игорь, что вас не было с нами!

Всевидящее Око
Tags: Барселона
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments