paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Музей Пикассо

У него нет фасада (билет 9 евро), так как расположен он в тесных улочках возле готического квартала ( с другой сторны Via Laietana) и, если не знать, можно легко проскочить мимо, тем более, что вокруг на знатном туристическом объекте паразитирует масса попсовых (читай ярких, бросающихся в глаза) галерей.
Хотя и занимает пять готических особняков с толстыми стенами и мощными внутренними дворами и сводчатыми галереями, перекрытыми стеклом и, кое-где, побеленными. Авангард должен работать на контрасте со стариной, он и работает: оформление предельно собранное строгое, ничего не должно отвлекать от окон в другой мир, которыми являются рисунки и картины. Исключением здесь - оставленные в первоначальном виде пышные барочные потолки нескольких залов и целиком сохранённое убранство с декоративными панелями и позолотой в одном из проходных залов.
Коллекция сложилась случайная, крайне неровная, есть несколько опорных точек, вокруг которых выстраивается экспозиция, основанная и открытая на основе коллекции Жауме Сабартеса. Первый козырь - "Пикассо до Пикассо", целая анфилада залов, отданных первым опытам художника в живописи - так как в Барселоне оставались его родители, то из чулана вытащили все ученические рисунки и академические штудии, рядом с которым хорошо гадается и угадывается будущий гений авангарда.
Все они, правда, небольшого размера, крайне непрезентабельные - юный творец просто жил, не задумываясь о том, что будет дальше. Зерном этого периода являются два больших, тщательно прописанных многофигурных полотна - "Первое причастие" и, в другом зале, "Наука и милосердие"...

Далее, галопом по европам, следует зал картин, написанных пастелью и импрессионистически "поплывших" в сторону омута или обморока. Резкость зрения наводится розовым и голубым периодам, каждый из которых представлен парой картин. То же самое в музее происходит и с кубизмом - эти, самые значимые периоды жизни и работы Пикассо никакого отношения к Барселоне не имеют.
Как не имеет к городу детства и серия позних, пастозных каннских картин с видом из окна и голубями - арка, птицы, море, воздух. Выставлены они рядом с замечательной коллекцией росписей по стеклу, на всех этих глиняных кувшинах, блюдах и мисках, одной-двумя чертами, Пикассо творит безошибочно точный рисунок, застывающий на века.

Выставлена так же часть коллекции графики, оттисков тончайших эротических рисунков и иллюстраций к классическим, классицистическим произведениям, а так же коллажи, похожие на те, что делает Михаил Гробман: сочетание ярких журнальных вырезок, глумливых надписей и карикатур, вмешивающих в анилин пин-ап-эстетики. Правда, коллажи Пикассо датированы 50-ыми годами.
В моей памяти этот раздел занимал целый этаж (третий), теперь авторские оттиски выставлены на втором в паре-другой залов. То ли экспозиция изменилась, то ли память раздула женские причинные места, похожие на восклицательные знаки, окружённые волосней знаков поменьше и генитальных груш мужеских причиндалов на целый чердак. Вот они причуды и аберрации...

Однако, главный манок, который не давал мне покоя все эти годы после первого посещения музея - более сорока вариаций на темы веласкесовских "Менин", которыми густо заселены три просторных зала. Серия картин второй половины 1957 года деконструирующая, собирающая и снова создающая, пересоздающая одну из самых манких и известных картин мирового искусства.
Пикассо создал несколько разных полноценных (сохраняющих опознаваемое композиционное строение) вариантов "Менин", каждый из которых окружён выводком этюдов, тем не менее, имеющих самостоятельное значение - портретных галерей персонажей, участвующих в королевской тусовке у Веласкеса.
Некоторые фигуры Пикассо опускает, какие-то повторяет снова и снова, варьируя детали и исполнение, но, тем не менее, сохраняя узнаваемость, которая то увеличивается, то уменьшается.

Больше всего мне понравилась серо-белая серия "Менин", где основное полотно и пара-другая автономных деталей выполнены оттенками серого и белого. "Менины" здесь сплющены, будто бы в это окно кто-то кинул камень, разбил классическую залакированную гладкопись и пошли круги по воде и смешались "кони" и "люди", точнее, инфанты и собачки. Собачек Пикассо выписывает с неменьшим тщанием, нежели служанок и особ королевского рода.
Другие серии, напротив, исполнены в кричащих, замкнутых тонах, являя какой-то совершенно иной вид психологизма и типизации. Сложно объяснить, как это работает, но буквально несколько линий, брошенных на лицо модели или на кисть её руки, уродливой и упрощённой до состояния едва ли пещерного примитива, тем не менее, складываются в законченный образ и, более того, человеческий тип.

Другой широкоформатный вариант "Менин" словно бы погряз в паутине лучшей или интенций, фигуры растворены в стихийном лучизме и практически не имеют границ, но только поля между паутиной, яркие, треугольные цветовые пятна.
Третьи "Менины" сплющены и расправлены, искажены до полной узнаваемости и полной гибели всерьёз, точно их мяли и рвали, а потом попытались расправить...
Монументальные, очень центростремительные и самодовольные, сильные картины-витрины, цепляющие зазором между разными восприятиями - условно традиционным и условно современным, модернистским, каждый из которых имеет право быть скучным или скученным по-своему.

Бонус
Один из готических особняков рядом с музеем Пикассо, имеющий точно такую же структуру внутренней галереи опоясывающей её экспозицией, принадлежит барселонскому отделению галереи "Мегт", одной из главных пропагандистов и проводников классического модернизма, чья "Вилла богатого коллекционера" в Сан-Поль-де-Вансе, построенная архитектором Сертом (автором Фонда Миро на Монжуике), выглядит как мой персональный рай.
Модернизм умер, но галерея Мегт продолжает существовать и выставляет какие-то серьёзные эксперименты, абстрактно-экспрессивную живопись и графику, рисунки и почеркушки в стиле поздних Клее и Миро. Барселонское отделение Мегт, однако, словно не сколько временными выствками, но коллекцией аутентичных афиш, которые не расходятся здесь в конца 60-х годов и, потому доступны за вполне приемлемые цены.
Десять лет назад я купил три рулона - афиши персональных выставок Убака и Дебюффе, а так же сборной выставки, посвящённой рисункам к стихам Рене Шара (Убак остался в Челябинске, Дебюффе уехал в Киев, а Рене Шар висит на Усиевича) за две, что ли, тысячи писет каждая.
Сколько они, афиши выставок Пикассо и Матисса, Калдера и Клее, Миро и Джакометти, Шагала и парижских японцев, евреев (куда ж нам без Сутина) и прочих интернациональных анчоусов модерна, я скажу через пару дней - сегодня магазинчик при галерее был закрыт на сиесту.

Всевидящее Око
Tags: Барселона, музеи
Subscribe

  • Фототанка про Моне

    « Оммаж Руанскому собору» на Яндекс.Фотках « Оммаж Руанскому собору» на Яндекс.Фотках « Оммаж Руанскому собору» на Яндекс.Фотках…

  • Кандинский о Моне и цветопередаче Москвы

    Кандинский познакомился с новой живописью через «Стог сена» Моне, вы­ставлявшийся на выставке французских импрессионистов в Москве в 1895 го­ду.…

  • Моне. Порция декабрских строк

    Для всех опоздавших на поезд, в последний раз поясняю, что логики в этом тексте искать не стОит, здесь какие-то иные эффекты работать должны. Ибо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments