paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Location:
  • Music:

"Красный октябрь". Выставки 3-ьей биеннале



76.55 КБ


В названии биеннале важно всё, даже порядок слов в названии. "Московская" здесь стоит на первом месте, обгоняя и "международная" и, тем более, "современного искусства". Из чего становится понятно, что выставочный процесс узурпировал один, отдельно взятый город, приспособив его под свои нужды.
"Столичное" здесь существеннее "интернационального", вплетённого в общемировой контекст (поэтому на третьей биеннале так мало иностранцев), где всего и без нас выше крыши. Однако же, всё становится на свои места, если сосредоточиться на том, что, с одной стороны, Город презентует себя и места прописки искусства в нём. Места, способные ели не изменить, но начать изменения метафизической подоплёки жизни здесь.
С другой стороны, искусство внедряется в город локомотивом про производству смыслов, а, следовательно, и красоты. Собственно, главным значением первых двух международных показов современного искусства оказалось открытие таких точек - "Музея Ленина" во время Первой Биеннале, "Винзавода" и "Башни федераций" во время Второй.
Новых серьезных локусов Третья биеннале не придумала, основные экспозиции разместили в местах, открытых и засвеченных между Второй и Третьей .
Центр современной культуры "Гараж" и выставочные помещения не до конца расформированных фабрик "Красный Октябрь" и "Проект_Фабрика" + обжитой и уютный "Винзавод" приняли основной вернисажный "удар" на себя.
Оказалось, что пространства, уже имеющие выставочную историю (хотя бы и минимальную) подходят под показы contemporary art'a намного больше, чем не до конца реконструированные цеха и руины. "Винзавод", подаривший во время Второй биеннале, главные эстетические впечатления, оказался редкостной диковиной, исключением.

Выставка "Верю", вписанная Олегом Куликом в пространство винных сводчатых подвалов, приняла новую функцию безоговорочно - время и место совпали.
Эту радость совпаденния подчеркнули и закрепили главные монументальные работы "Верю", доминировавшие над всеми остальными - "Синий троллейбус" Валерия Кошлякова, "Хтонический Экаватор" Дмитрия Александровича Пригова и, главная доминанта той сборной солянки, "Ступни" Дмитрия Гутова, задавшие всему проекту особенную перспективу.
Однако то, что на "Винзаводе" пошло в плюс, сыграло в минус на "Красном Октябре". То ли гений места сыграл свою роль там и не сыграл здесь, или же это недодуманность проекта вылезла на первое место.Современное искусство, более чем какой бы то ни было иной вид деятельности, зависит от контекста, а, значит, от выставочного помещения.

Бывшая фабрика кондитерских изделий, судя по всему, до конца ещё не расформированная, с лабиринтами длинных коридоров, выложенных полосатым мрамором и выцветшей деревянной обшивкой дверей, с прокуренными лестницами и запущенными цехами, в которых запах отсутствующей жизни заменил ароматы сладостей, выглядит заброшенным складским помещением, в котором произведения теряются в агрессивно разрушающейся среде.
На выставке "Новая старая холодная война" кураторов Юлии Аксеновой и Каролины Новак ощущение развала усиливают многочисленные экспозиционные небрежности, выделяющие и без того значимые объекты и практически затирающие впечатление от всех остальных.
Хотя подборка имён -то самая что ни на есть первоклассная - от Павла Пепперштейна и Бориса Орлова до Ирины Кориной и Игоря Мухина. Но смотреть на коллекцию и, тем более, вникать в сопряжения разнородных текстов не захотелось: не заставили.
Но если у Дианы Мочулиной большая и праздничная живопись, то мимо неё, как и мимо орудия, покрытого белым пенопластовым мхом, пройти невозможно. Прочие же артефакты практически сливаются со следами жизнедеятельности прежних хозяев и раздраем, ожидающем ремонта.
Мощь облезлых стен никак не соотносится с масштабами представленных работ, из-за чего территория выставки, первая встречающая посетителей, остаётся необжитой. Главное здесь - ощущение омута, всего этого обезлюженного ангара, где тебя никто не ждёт, а артефакты словно бы прорастают сквозь стены и перекрытия, сами по себе.

Ещё более странные впечатления у меня остались от выставки "40 жизней одного пространства"кураторов Елены Яичниковой и Николя Одюро, где выключили свет и произведения таинственно и сиротливо светились по углам.
Я посмотрел пару выставок в самом начале пути, потом долго блуждал по тускло освещённым коридорам, углубляясь в чрево фабрики, пока не вышел в тёмный угол "Сорока жизней". Торт стоящий на полу, разноцветные, сплетённые между собой железки, гамак, растянутый между столбов.
Всё это походило уже не на эстетический опыт, но на экзистенциальный; не то, чтобы стало страшно потеряться и не найти выхода назад, но в полумгле восприятие объектов окончательно искажено и лишено авторства.
92.44 КБ
13.26 КБ12.68 КБ24.59 КБ14.12 КБ

Хотя, если судить по замыслу, обнародованному в каталоге, кураторы добивались именно такого впечатления: «Зависнув между славным прошлым и еще не определившимся будущем в процессе джентрификации, которую переживает Москва вслед за другими столицами капиталистического мира, пространство бывшей шоколадной фабрики "Красный Октябрь" говорит само за себя и заодно за все другие пространства между исчезновением и восстановлением, со своей жизнью и памятью. Семь приглашенных художников размышляют о жизни пространств в конкретном месте - 158,9 квадратных метрах "Конфетного цеха" со свисающими кабелями, сколотым кафелем, горой пыли и заводского мусора - с тем, чтобы проявить их хрупкую долговечность, обнаружить следы социально-политической истории, личного присутствия или коллективного опыта…»
И, тогда, отсутствие света оказалось неслучайным? И что заставляет меня не верить возможности такого радикальному кураторского решения?
Так и вышло (если проанализировать, то это не случайно), что главной выставкой биеннального комплекса экспозиций "Красного Октября" стало "Русское бедное", привезённое из Пермского Музея Современного искусства и инсталлированное на четвертом этаже в экс-карамельном цеху.
На это, кстати, намекал уже ворох выданных мне на входе билетов - все они, несмотря на самую разную выставочную прописку, были отпечатаны в Перми и имели логотип и цветовую гамму самого известного на сегодняшний день регионального музея России.




Locations of visitors to this page
Tags: биеннале, выставки, искусство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments