paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:
  • Location:
  • Music:

Воскресная Третьяковка

Пошли посмотреть графику Александра Дейнеки из кировской галереи и две картины Марка Ротко на выставке "русских американцев"; едва ли не впервые привезённого в столицу.
Тот случай, когда много смотреть не хотелось, буквально три-семь объектов, дабы не замыливать взгляд, но не получилось - выставка графики Дейнеки встроена в экспозицию тридцатых годов, из-за чего привычной рысью который раз пробежали параллельно авангарду и соцреализму, отмечая множественные положительные изменения и сдвиги.

Будет жалко, если ГТГ на Крымском валу закроят, так как постепенно и очень медленно, но экспозиция ХХ века там складывается и формируется она в правильном направлении.
Теперь, вот, скажем, заметил, что залы по новому раскрасили, подсветили, сократили некоторое количество официоза, зато добавили перпендикулярностей и диковин в духе выставки Дёготь "Борьба за знамя" с реконструкциями кинетических объектов и инсталляций и, между прочим, не шибко, но расширили современный раздел.
Тем же, кто ворчит на консервативных искусствоведов, хочется предложить обратить внимание, что имена-то подобраны сплошь правильные, а ведь сколько в запасниках накоплено реалистических станковистов и правильных левомосховских авангардистов, не говоря уже о всякой сволочи, типа кичевых духовников да духовщиков, ан нет, в экспозиции все они не просматриваются.
И даже Путен, посещающий Шылова да Глазунова, третьяковским не указ. И Андрияка не товарищ. А ведь могли бы. И, причём, в лёгкую, ан нет.

Другое дело, что все эти россыпи сокровищ выглядят безрадостно и как-то безадресно. И хотя в залах царит приятное оживление, выглядит экспозиция вялой и пересушенной, но что поделаешь, если других художников, как и бананов у нас нема; отчего вид из окна на городскую панораму, скелет императорского новостроя и стрелку с Петрушей, переигрывает все наши накопления в лёгкую. Но - только не Ротко.


Всевидящее Око
На самом деле, картин Ротко на выставке оказалось больше, но основное их количество - из раннего, фигуративного периода, когда художник блуждал ещё на/по поверхности, пока ещё не нырнул в бальзам позднего лета, пока ещё разглядывал в микроскоп инфузории туфельки психических реакций, не махнув рукой окончательно на язык языка, вне которого и были выполнены две главные работы, повешанные рядом и отгороженные - ну из той самой знаменитой многочисленной серии с наплывающими цветовыми-световыми полосами.

Таких картин, к сожалению, было всего две, хотя и их хватило для того, чтобы держать и приковывать. Магические, конечно, объекты и рассматривать их нужно не так как импрессионистов, но прямо противоположным образом - подойти к ним как можно более ближе, чтобы будто бы нырнуть, чтобы красочный бассейн словно бы обступил. Красивые, но странною любовью, завораживающие.

Главное - сосредоточиться, остановиться и совпасть, так как обычно мы же смотрим выставки курсивом, то есть, поверхностно, выделяя или не выделяя в череде других (до этого в последний раз, кажется, я смотрел Ротко в живую (а его и надо вживую, ибо репродукции не передают) в Центре Помпиду; ну и какое в Бобуре возможно сосредоточение?!

Одна, левая, светлая (значит, более ранняя), состоит из двух цветовых полей - желтого и арбузно-алого и граница между ними пришлась как раз на области моих глаз - точно по заказу. Из-за этого заказа сшибка двух цветовых пластов, если задуматься и подвиснуть, вспыхивает откуда-то сбоку тем самым светом нетварным, что я искал летом ещё в Чердачинске.
Другая, правая, более поздняя и, следовательно, более поздняя, морковная и кофейная, хотя стекло и свет в выставочном зале несколько изменили палитру, дав фиолетовый и уже не оранжевый даже, но кирпичный оттенок. Чередование трех плоскостей ("морковная" посередине), усложняющих картину мира.

Точнее - картину бессознательных процессов, которые, как известно, Ротко и пытался фиксировать. Стоя перед работами, я пытался представить логику замысла и смысла - представлял как он сидел перед загрунтованным пустом холстом, сжимая выпуклый лоб выразительными кистями и как внутри этого лба возникало цветовое ощущение того состояния, что с ним, с Ротковичем, происходит. И то как он этими пятнами, полосами, похожими на марлевые бинты, разбухшие от впитанных эмоций, обматывал фундаментальные основания мрачных темноватых полутонов, стремящихся к абсолюту "Чёрного квадрата".

Ведь сила этой техники - не в каком-то там особенно виртуозном воплощении (бесконечно штамповать линии и подтаявшие разноцветные брикеты не составит никакого труда и мазиле средней руки, но наполнить эти плывущие на тебя формы своим особым содержанием может лишь истинный визионер - этим, вероятно, хороший художник (актёр) и отличается от плохого: наполненностью), но в точности попадания, в метафорической точности и точности агрегатной - когда наблюдаешь, зависаешь, выпадаешь на какие-то мгновения, чтобы вернуться с готовым решением: ну, да, именно так всё и было.

Собственно, этих двух работ и хватило, чтобы наполнить и заполнить. Но "воскресная ГТГ" это же не только работа, но и ритуал, светское мероприятие по культурному провождению свободного времени (что, зря, что ли, ехали с пересадкой?!), поэтому поднялись ещё на Дейнеку посмотреть. Изумительно точного, тонкого, не лишённого чувства юмора. Два небольших зала-выгородки, с приглушенным светом, в котором выставлены привезённые этюды, рисунки и почеркушки. Главное - ню, военные зарисовки, заготовки для плакатов, зарубежные впечатления.

Лучше всего Дейнеке удавались чёрно-белые и монохромные работы - там, где ограничение палитры требует особой точности линий и особенно изысканных сочетаний форм; добавляя цвет, Дейнека оказывается на границе с банальностью, владеет мастерством он замечательно, но что-то из ряда вон выходящее возникает лишь в мире, чётко поделенном на полярные противоположности. Именно здесь, собственно, и возникает отчаянная чёткость.

Бонус
"А перемены погоды достаточно, чтобы заново создать мир и нас самих"

М. Пруст "У Германтов" (2.2.394); пер. Н. Любимова





Locations of visitors to this page
Tags: ГТГ, Пруст, искусство, цитаты
Subscribe

  • Что такое одиночество?

    Когда следишь, как смыливается мыло Когда выходные переносятся тяжелее, чем будни Когда возрастает значение прошлого, воспоминаний Когда…

  • Ястония

    Андрею Иванову Ястония – это и есть такая наша [твоя, моя] личная Эстония+ Япония в одном флаконе, холодные острова, северные…

  • Солнечный круг; небо вокруг

    Лаврушка в супе более не символизирует получение письма: мейлы валятся по десятку за час, бумажные письма не приходят годами (счета не в счёт);…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • Что такое одиночество?

    Когда следишь, как смыливается мыло Когда выходные переносятся тяжелее, чем будни Когда возрастает значение прошлого, воспоминаний Когда…

  • Ястония

    Андрею Иванову Ястония – это и есть такая наша [твоя, моя] личная Эстония+ Япония в одном флаконе, холодные острова, северные…

  • Солнечный круг; небо вокруг

    Лаврушка в супе более не символизирует получение письма: мейлы валятся по десятку за час, бумажные письма не приходят годами (счета не в счёт);…