paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:
  • Music:

Семидесятники. Минор и мажор

Пока читаю Пруста, где много про художества и про художников, постоянно обращаюсь к одной и той же мысли бьюсь об одну и ту же мысль: почему у них всё так ярко, сочно и солнечно в искусстве импрессионистов, но почему у нас всё так реалистически жёстко, жестоковыйно, в парадигме глухой несознанки тотального минора?
Сопоставления заставляют задуматься.


Помог, как всегда, случай. В интеллектуальных полуночных исканиях, нарыв монографию о Ге, начал сличать даты, поразившись параллельности процессов - передвижники-то организовали свой союз в 1870м году, примерно тогда же самоознались, организовались и импрессионисты.
Даты замелькали передо мной, зарябили в глазах с такой очевидностью, что даже и комментировать нет никакого смысла, настолько очевидна разница, между, выражаясь гиппиусовскими словами изображённым "страшное, грубое, липкое, грязное, //Жёстко-тупое, всегда безобразное,// Медленно рвущее, мелко-нечестное, //Скользкое, стыдное, низкое, тесное..." и тем, что тонко подытожил Мандельштам, описывая "Импрессионизм" в одноимённом же стихотворении.
"Он понял масла густоту -// Его запёкшееся лето//Лиловым мозгом разогрето,// Расширенное в духоту..."

Блин, хочется цитировать дальше: "А тень-то, тень всё лиловей - //смычек иль хлыст, как спичка, тухнет, - //Ты скажешь: повара на кухне//Готовят жирных голубей.// Угадывается качель,// Недомалёваны вуали,// И в этом солнечном развале// Уже хозяйничает шмель... "
Хочется цитировать и жить, читать, воспринимать и радоваться, Мандельштам, как всегда, феноменологически прав, укладывая ровные слоги кирпичиков в правильные светлые размеры ар нуво; тогда как от картин передвижников хочется залезть на печку и уже более не вставать, но не как Илья Муромец, а пока окончательно не ослепнешь и не оглохнешь.
И когда уже в 1937м, в Воронеже, Мандельштам будет вспоминать Францию ["Я прошу, как жалости и милости,//Франция, твоей земли и жимолости..."], то тоска будет передаваться через расшатанность рифм-зубов, а картинка будет шиться под Моне и Мане, вот и говорите после этого о каком-то там западничестве, тогда как всё дело в оптике, настроенной на определённую тональность, то есть почти буквально - в особенностях зрения: Россия, действительно, невыносима и непереносима, если смотреть на неё глазами передвижников.

Собственно, эта повесть и есть о двух городах, о двух мирах, о двух шапиро. Я подумал об этом ещё в Париже, пока сидел под часами в буфете музея Д'Орсе, являющегося аналогом нашей Третьяковки - коллекцией национального искусства конца века и начала века; ведь это для всего прочего мира, для американцев и японцев, русских и индусов, импрессионисты являются квинтэссенцией европейской цивилизации времён начала упадка и заката, а для французов и парижан, жителей и гостей столицы, экс-вокзал - та же самая дежурная достопримечательность, как ГТГ в Лаврушинском для масквачей и южноуральцев.

На проведении параллелей между двумя музеями можно построить не одно эссе, правда, не хочется; но вот сами параллели проводить полезно. Например, между Джотто и Рублёвым, между классицизмом и романтизмом, модерном и модернизмом что было хорошо показано на выставке в ГМИИ им. Пушкина пару лет назад, когда были видны не только отставания, но и то, как русское искусство набирает сок и силу, как начинает ветвиться и переливаться собственными, отнюдь не заёмными смыслами.

Последняя такая параллель, показавшаяся мне особенно полезной, выстрелила в июньском Киеве, когда мы смотрели модернистские фрески Васнецова и Нестерова во Владимирском соборе - то, как художники пытались пригнуться и прогнуться под православный канон было важно сравнить с придуманным и возводимым [самое начало строительства] в те годы Храмом Святого Семейства Гауди в Барселоне, который тоже ведь является арнувошным экзерсисом от и до,
да.


Всевидящее Око

Бонус
Зинаида Гиппииус

Всё кругом
Страшное, грубое, липкое, грязное,
Жёстко-тупое, всегда безобразное,
Медленно рвущее, мелко-нечестное,
Скользкое, стыдное, низкое, тесное,
Явно-довольное, тайно-блудливое,
Плоско-смешное и тошно-трусливое,
Вязко, болотно и тинно-застойное,
Жизни и смерти равно недостойное,
Рабское, хамское, гнойное, чёрное,
Изредка серое, в сером упорное,
Вечно лежачее, дьявольски косное,
Глупое, сохлое, сонное, злостное,
Трупо-холодное, жалко-ничтожное,
Непереносимое, ложное, ложное!
1904
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments