paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Ге


Перед самым отъездом на Урал, повел гостей столицы в Третьякову, чтобы бегло пробежать по залам с изображениями, из которых, собственно, ты состоишь как из воды. Интересное ощущение: это ведь даже не книги не звуки, не то, что вне тебя, но самый что ни на есть твой состав почвы; это - ты, взятый на анализ, поскольку эти изображения, в том числе и из "Родной речи" входят цельными тромбами и забивают восприятие. И они в тебе существуют в виде свободно перемещающихся эйдосов, отчего в галерее странно видеть их уменьшенные и как будто бы сжатые копии.

А русская классическая живопись неизбывна провинциальна, потОчна и пАточна, глазурована и огламурена - на уровне салона и третестепенных немецких живописцев-бюргеров из городских музеев небольших городков. Единственное исключение - Николай Ге, висящий в отдельном зале, шероховато-монументальный и совершенно современный. Вызывающий сильные, без каких бы то ни было сикдок, эмоции. Тот случай, когда репродукции не передают. Особенно не передают фактуры, похожей на освежованную поверхность, так она саднит и ранит.


Разумеется, я имею ввиду "Библейский цикл", хотя в зале висят и хрестоматийные портреты и допрос, учинённый Петром Первым своему сыну Алексею, но важны именно эти несколько холстов как бы непосредственно транслируемого чувства, истерики и истерии, взвинченности, передаваемой через, во-первых, ассиметричные, будто бы случайно выхваченные из жизненного потока композиции со, во-вторых, смазанными-размазанными телами, которые то раздрызгиваются в разные стороны, то скручиваются в жгуты, но местами собираются в точку сверхреальности и сверхреализма - то, что потом будет делать Фрэнсис Бэкон, а до этого делал Вермейер, чьи композиции, похожие на мгновенные полароидные снимки, выглядят наскоро выхваченными из будничного потока.

Но самое главное - в-третьих, это свет, применяемый по-рембрандтовским каким-то технологиям; трепетный, таинственный, оживляющий-заживляющий, являющийся действующим лицом; льющийся изнутри золотым молочком с пенкой. Собственно, светом этим он меня и зацепил так, что замедлил бег и с пьяффе перешёл на трусцу. Неканонически решённая "Тайная вечеря", "В Гефсиманском саду", "Что есть Истина?", "Иуда. Совесть", а, главное, финальные "Суд синедриона" и "Голгофа", самые впечатляющие из которых выглядят мрачными, тёмными, потухшими.
Протухшими негативами, в складках которых можно разглядеть, ну, например, Иуду, стоящего спиной к зрителю или тьму веков, сквозь которую идёт золотистого мёда струя в виде шествия иудейских судей с иудейскими причиндалами и мёд этот запекается на поверхности изображений корочкой - так, как обычно запекается корочкой кровь в углах губ.

Самостоятельный и совершенно ни на кого не похожий художник (следующим таким "изгоем" выглядит Врубель), о котором папа Романа Арбитмана написал неплохую монографию, которую Рома мне подарил и сегодня ночью я читал - о том, как Ге, оказывается, был толстовцем, всё роздал, перестал писать и пошёл по деревням класть печи, которые требовали меньше дров и не чадили. Совершенно подавленный личностью Толстого, неоднократно перерисовывал свои картины, а то и уничтожал их, если Льву Николаевичу не нравилось.

Каждую картину писал как сверхлитературу, вмещавшую [таково требование] символическое всё, а если не получалось, расстраивался и бежал из Петербурга в деревню, где и жил последние годы. Каждая картина сдавалась им как экзамен, сначала Толстому, затем Третьякову и зрителям, царю. Но Толстой был важнее.
"В начале февраля Ге привёз "Распятье" в Москву... Лев Николаевич вошёл в мастерскую и остановился перед картиной, устремив на неё свой проницательный взгляд. Н.Н. Ге не выдержал этого испытания и убежал из мастерской в прихожую. Через несколько минут Лев Николаевич подошёл к нему, увидел его, смиренно ждущего суда, он протянул к нему руки, и они бросились друг другу в объятия. Послышались тихие сдержанные рыдания. Оба они плакали как дети, и мне слышалось сквозь слёзы произнесённые Львом Николаевичем слова: "Как это вы могли так сделать!" Н.Н. Ге был счастлив. Экзамен был выдержан".


Locations of visitors to this page


Теперь "Распятье" (последняя написанная Ге картина), запрещённая в россии к показу и увезённая сыном во Францию, висит в музее Д'Орсе, а самое большое количество работ Ге, в основном, ранних и поздних, п р о х о д н ы х, - в Киевском музее русского искусства, мимо которого в начале июня ездили каждый день. Придётся снова съездить, так как очень интересно проследить эволюцию Ге, ну или, как минимум, ещё раз, прицельно, сходить в ГТГ.

Сылки
http://www.ippo.ru/bibleyskie-mesta-i-syuzhety-v-russkoy-zhivopisi/strastnoy-tsikl-47.html
http://www.ippo.ru/bibleyskie-mesta-i-syuzhety-v-russkoy-zhivopisi/strastnoy-tsikl-33.html
http://www.ippo.ru/bibleyskie-mesta-i-syuzhety-v-russkoy-zhivopisi/strastnoy-tsikl-28.html
http://www.ippo.ru/bibleyskie-mesta-i-syuzhety-v-russkoy-zhivopisi/strastnoy-tsikl-18.html
Tags: ГТГ, искусство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments