paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:
  • Music:

Обрывки фраз, мелькнувший силуэт

При вёрстке из моего текста памяти Аксёнова выпали два заключительных абзаца, надеюсь, что по техническим причинам, иной версии у меня нет.
Считаю нужным выложить его эпилогом в своем ЖЖ. Зря, что ли, книгами полночи тряс?!


вторник, 7 июля 2009 года, 16.44

Дмитрий Бавильский  Билет на свободу

Памяти Василия Аксёнова

Вся его жизнь была последовательно воплощаемой, воплощённой утопией. Художественной акцией, целью которой была свобода не только внутренняя, но и внешняя. Утопия эта менялась от года к году, шагая вслед за временем и историческими условиями, развитием прогресса и общественными возможностями. Подробнее



Барочная вычура, возникающая уже в названиях и отсылавшая к набоковским экспериментам, коим наследником Аксёнов себя чувствовал, поселяясь в Европе, нарастала от книги к книге.
«Ожог» (1975), «Скажи изюм» (1983), «Желток яйца» (1989), и вот, после возвращения уже, «Новый сладостный стиль» (1998), «Кесарево свечение» (2000), «Вольтерьянцы и вольтерьянки» (2004), «Москва Ква-Ква» (2006), и, наконец, с Ходорковским и прочими олигархами в прототипах «Редкие земли» (2007), ставшие последними…

Последними шумными делами Василия Аксёнова стало его скандальное председательство в жюри «Русского Букера» и персональный фестиваль в Казани – с большой культурной программой и предполагаемым, в перспективе, открытием дома-музея.
Как истинно свободный человек, Василий Павлович Аксёнов, отнёсся к такой перспективе с прищуром и присущим ему чувством юмора.

Всевидящее Око
Tags: ЧасКор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments