paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Национальный оркестр Капитолия Тулузы / Дирижёр Туган Сохиев (2)


Сегодня французы более-менее реабилитировались. Скорее всего, им просто не следует играть музыку ХХ века, сосредоточившись на романтиках - как только в опусе появляется хотя бы намёк на наррацию, тулузцы словно бы просыпаются, оживают и начинают заполнять зал топлёным маслом. Вот на бисах сегодня (бисы то же подсознание оркестра) опять играли "Русский танец" из "Щелкунчика" и два куска из "Кармен", и приятное сошлось с полезным - громкость с упругостью, темперамент с адекватными ему способами выражения. Возможно, дело ещё и в том, что сегодня играли французскую музыку, а с музыкой как с алкогольными напитками, сами знаете...


Если Дебюсси писал "Море" не с натуры, а отталкиваясь от холстов импрессионистов, создавая музыкальный эквивалент пластическим, живописным этюдам, то Туган Сохиев со товарищи сотворили сегодня на сцене натуральное море - законченную экосистему, основанную на взаимообмене и круговороте. И, если описывать это море, можно сказать, что оно холодное и непрозрачное, серверное, скалистое, вполне бретонское, дикое и неприрученное. Видели мы, конечно, Дебюсси и более разнообразного и переливчатого, однако и Сохиевское было вполне зачётным.
Впрочем, как прелюд к "Полуденному отдыху фавна", которым открывали концерт, осторожно пробуя пальуами ноги температуру воды в зале. После вчерашней стоячей овации, буквально навязывавшей исполнителям статус новых любимцев, выглядели турлузцы сегодня более уверенными и спокойными. Успокоенными. Первую скрипку сменили на осанистого мужичка в возрасте, выдавшего в "Море" замечательное соло, а вот дирижёр остался тот же, вместе со всеми теми же проблемами, что проявились вчера в "русской программе". Однако же, во "французской программе" были расчётливо найдены средства для оседлания неглубокого дирижёрского дарования - лучше всего ему подошли пьесы, в которых он как бы сдерживал свои порывистые порывы, словно бы утихомиривал волны внутренней влаги и внутреннего пота, когда рубашка трещит по швам, но пуговицы ещё не отскакивают, держатся. Такой себе "тихий омут", время от времени ставящий оркестр на дыбы.

Именно поэтому лучше всего французскому оркестру удались романтические порывы в "Фантастической симфонии" Берлиоза, сцены сумасшествия с обязательным нарастанием симптома и точно таким же, как у Дебюсси, оседланием обстоятельств. С первых тактов, Сохиев задал опусу правильное направление, чёткое, точное, упругое, которое далее раскручивалось, точно по спирали, подобное иллюстрациям из учебника по психиатрии. Лирические эпизоды темпераментному дирижёру удаётся хуже, поэтому "В лесах" он несколько отпустил повода, но к финальной теме, известной по голливудской мелодраме "В постеле с врагом" (где Джулия Робертс сбегает от патологически педантичного мужа-злодея, достававшего её правильной развеской полотенец в ванной комнате и музыкой от Гектора Берлиоза) наверстал упущенное, позволив пережить в сценах ночного сна о шабаше несколько действительно устрашающих мгновений. То есть, нас пугали и нам на секунду действительно стало страшно.

Сохиев, конечно, актер актерыч, романтическая величина, артист, поэтому "Фантастическая" у него получилась такой искренней и темпераментной - в ней он рассказывал о себе любимом, показывая себя со всех сторон, разглядывая свои выхлопы и всхлипы будто бы со стороны. Не зря Берлиоз посвятил свою симфоническую поэму иллюзиям и заблуждениям, преследующим творчески активного невротика, когда грёзы подменяют собой целый мир и все жизни, живые и неживые. Случилось главное - театр, свойственный музыке Берлиоза, сложился и, отшелестев, отлетел в сторону ампирного, бисером расшитого бидермайера...


Locations of visitors to this page
Tags: музыка, фестивали
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments