paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Шестая Малера. РНО, дирижёр Марк Элдер

С Малером у меня сложность: Малер кажется мне композитором без лица; точнее, композитором со множеством лиц, чьи опусы разваливаются на отдельные эпизоды, громоздящиеся друг на дружку вне всякой логики ради отдельных внутренних озёр или даже лунок, сквозь которые, нет-нет, да протиснется свет, луч или целая россыпь лучей.
Я всё никак не могу его разгадать или подцепить, уяснить себе логику инополагания. Для меня Малер ни на кого не похож до той степени, что есть все-все-все и - отдельно стоящий Малер.
Малер [я-то больше Брукнера люблю] заряжает ассиметричной марсианской логикой: все суставы у него вывихнуты, все окна открыты, форточки настежь, скобки открыты, вторые кавычки забыты, а музыка продолжает нестись во весь опор, изгибаясь вслед за развитием сокрытого; будто бы это саундтрек, написанный для некоего фильма и музыка должна точно повторять всё, что было и что будет.
Причем, действие этого явно блокбастера происходит на дне морском или глубоко в вышине - примерно в стиле тьеполовских плафонов.
Одной ногой Малер стоит в горячем минеральном источнике, другой - в холоде и голоде открытого космоса, центр расфокусирован, глаза, как у профессора Доуля, смотрят в разные стороны.


Шестая, постоянными сменами темпов, картин, мизансцен, внутренних и внешних, организовывает процесс, но сама не является процессом - слишком уж изменчив-переменчив ландшафт, слишком тороплив-расторопен и подобен мельтешению калейдоскопа, когда не знаешь какой картинкой закусить ошпаренное водкой нёбо.
Нет, с видеоклипом это не сравнишь, скорее, с загоранием на пляже; когда ты поджариваешь спину, уставившись в небо, по которому плывут расписные острова, пролетают мимо нелогичные птицы, краем глаза ты захватываешь часть берега, кусты и парочку людей; потом, изомлев, переворачиваешься на живот и утыкаешься носом с песок, где идёт какое-то своё микросуществование, ползёт паук или уже никто не ползёт; лежит мумия бычка, следы чужих ног и песок, то липкий, а то сухой и сыпучий, предлагает тебе переменить оптику и начать вглядываться в малое.
Ещё это похоже на чистку грейпфрута, сочные капилляры которого сокрыты ватной магмой кожуры и ворсистого исподнего. Эстетика видеоклипа (или же вообще, кино) отменяется, так как каждый отдельной взятый капилляр (фрагмент, завиток) полностью принадлежит классической форме и чёткому, конкретному звучанию. Он собран и строго очерчен, без какой бы то ни было модернистской текучести, неконкретности и влаги: все эти пазлы, рассыпающиеся во время звучания целого, спроектированы и прорисованы по принципу золотого сечения, из-за чего разрываешься - между формой и содержанием. Нужно было быть, конечно, гением, чтобы навязать всей последующей музыке логику разрывов и отсутствия целого, впервые так ярко и особенно возникающей, кажется, именно тут, здесь.
Конечно, это синтетический проект поствагнеровского высказывания, пытающийся быть чем-то большим, нежели музыка, всеобъемлющим и стереоскопическим мифом, видением, грёзой, введение в потустороннесть и зазеркалье, зело суггестивное из-за льдин разной глубины, высоты и степени заряженности: то проплывёт, понимаешь, мясистый Мясковский, которого сложно переплюнуть в русскости звучания, а то - взвинченный, поступательный Шостакович, то, понимаешь, поплывёт-потечёт, что твой Гауди, поздний Рихард Штраус, а то и Вагнер, куда ж без него, вытеснит на периферию композиции залётного Чайковского, обнявшегося до полного неразличения с одеревеневшим Бетховеном.
И все это, то акварельное, а то гуашное, приплясывая, несётся куда-то в медленную, непрорисованную пропасть - как на рисунках, ну, например, Уильяма Блейка.

Кажется, я начинаю если не влюбляться, то сильно улекаться РНО, у которого нет проходных концертов (мне пока не попадались), даже если за пультом не Плетнев, а, как в данном случае, Марк Элдер. Но первая скрипка, ритуально выходящий первым - прямая спина, седая бородка, орлиный вгляд, словно бы запускает часовой механизм ритуала...
...Я понял, чем отличается хороший оркестр от плохого - его хрен опишешь: то есть, он не выпирает, не притягивает внимания, точный и сбалансированный, выполняет ровно то, что от него нужно, идеально согласовывая свои действия с дирижёром. Сколько вешать в граммах и на каких весах? Ровно столько сколько доктор прописал; вписал, вставил в нишу, превратив в невидимку, в невидимок, так что можно снять очки и расслабиться, впасть, наконец, в медитативное состояние, которое постепенно перерастёт в измененное.
Вот для чего пишет Малер так долго и томительно, меняя на переправе всех конец в табуне, пробуя то одного то другого прямо у нас на глазах, и вот чего добивается: классическое, "стандартное" звучание помогает наводить порядок в хозяйстве внутренней жизни, укрощать изжогу и хаос, тогда как калейдоскопический эксперимент приводит тебя куда-то туда, где ты ещё не был; количеством и качеством метаморфоз, мытьём и катаньем, очищением и учащением, выбивает из тебя, нет, не катарсис, но полную растворённость внутри звучащего облака, который очень хочется назвать солнечным.



Locations of visitors to this page
Tags: БЗК, РНО
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments