paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

"Сорочинская ярмарка" М. Мусоргского в Зале Чайковского

Никогда раньше не слушал именно этой оперы Модеста Петровича, подавленный его эпическими полотнами ("Хованщина" - единственная опера на которой я уснул когда-то в школьном детстве) и ощущением "пыльной гуаши", ан нет, "Сорочинская ярмарка" оказалась совершенно акварельной, чистой и прозрачной, а, главное, удивительно свежо и современно звучащей. Явилось ли это заслугой Симфонической капеллы или нет, я не знаю, но оркестр, ведомый Валерием Полянским был неожиданно и приятно аккуратен и тих, его практически не было слышно. Дирижер уступил пальму первенства певцам в ярких украинских шароварах и косоворотках (программка содержит логотип корчмы "Тарас Бульба", предоставившей костюмы), которых вознесли над оркестром на большой досчатый помост, из-за чего их стало лучше слышно. Раза в два лучше.
Хор был тоже хорош - с правой стороны поставили мужскую его часть, которая выражала коллективное бессознательное мужской части населения оперы, слева - практически все время, кроме начала и конца, женскую часть хора, дикция которого, надо сказать, оказалась много хуже дикции сильной половины. Певцы были весьма правильно подобраны, особых щедрот не давали, но и всё представление за собой вниз якорем, как это обычно бывает, не тянули. Впрочем, каждый хорош был по своему. Два баса - Алексей Антонов и Алексей Мочалов, два тенора - Олег Долгов и Анатолий Богомолов, сопрано Наталья Петрожицкая и меццо-сопрано Людмила Кузнецова. И баритон Сергей Топтыгин в эпозодической роли Цыгана. Несмотря на то, что опера шла в концертном исполнении (между прочим, сегодня, то есть, вчера у Мусорского был юбилей), певцы активно комиковали и заигрывали - причем не сколько с публикой, сколько друг с другом, благо небольшое пространство помоста сводило их лицом к лицу самым что ни на есть буквальным образом. И, несмотря на сокращения, из-за которых выпала первая картина второго действия и почти вся вторая картина второго действия за исключением финала, сюжетная логика и живость в отношениях, сохранялась. Дикация тоже, хотя пели, в основном, на украинском.



Однако, главным know-how вечера, которому мы поставили твёрдую четвёрку (возможно, потому что ничего особенно не ждали, ни от Мусоргского, ни от Полянского), оказались видеотрансляции.
Экранов не было и параллельное музыке представление показывали прямо на неровных стенах зала Чайковского (они, если кто не был, выложены такими вертикально выложенными ровными полуовальными стволами), из-за чего изображение несколько смещалось и возникали непроизвольные сюрреалистические эффекты. На увертюре и первых сценах шла нарезка слайдов с этнографическими подробностями малоросийского быта, нащёлканные всё в той же харчевне. Правда, фото перемешивалось с маленькими, кратковременными вкраплениями видео - с видами пузатых хат и хитроватых девчин и парубков, пытающихся всучить туристом всё те же расписные рушники да глинянные свистульки. Все это, надо отдать должное режиссеру, которую забыли помянуть в буклете, выходило очень даже уместно, а местами - и ритмически точно.
Однако, вся неожиданная прелесть видеотрансляции стала понятной когда певцы запели и стали разыгрывать сцены. Тогда на импровизированных экранах возникли, крупными планами, их физиономии в характерном, узнаваемом гриме и сценических костюмах от "Тараса Бульбы". Разумеется, проекция дублировала происходящее в режиме видео и, чередующегося с движениями, набора стоп-кадров. Было видно, что при посещении трактира они славно провели время за этой фотосессией, от души накривлялись и наимпровизировались, что вполне подходит к духу и букве жанра "комическая опера". Нельзя сказать, что ни одно животное при съемке не пострадало, так как в сценах застолья, на передний план выставляли блюдо с роскошным жаренным поросенком и муляжем он не выглядел. Все это было умно и уместно, а местами (когда одиноко стоящий на помосте тенор пел о своей недоступной возлюбленной и на экране возникала фотография этой самой недоступницы) достигало высот наивного, но, тем не менее, киноискусства.
Главное - что все это (оркестр, хор, певцы, видео) не выглядели наивно или старомодно. Все было четко и уместно, никакой самодеятельности. Собранно и дисциплинированно, но, при этом, очень тепло и задушевно. Как-то по-домашнему, словно опера исполнялась не в глазунье ЗЧ, а в каком-нибудь Малом или, тем более, Рахманиновском зале.

ЗЫ
Для тех, кто в курсе. Персонаж по имени дядя Вася (? Или Коля? Или Петя?), местный домовой с седыми патлами, главный ценитель вокального искусства в бомжеватом, неглаженном костюме, присутствовал и отбивал себе в самозабвенных овациях руки. Что тоже добавило обаяния концерту и, косвенно, засвидетельствовало о его качестве. Ведь когда такой ценитель, как дядя Вася (? Или Коля? Или Петя?) отбивает себе руки, это чего-нибудь да стоит.



Locations of visitors to this page
Tags: КЗЧ, опера
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments