paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:
  • Mood:

Написал колонку. Давно не писал.

Прозаседавшиеся
Чье время закончилось?
http://www.chaskor.ru/p.php?id=2261:

К тому, что премию «Большая книга» получит книга явно не очень большая, сырая и конъюнктурная, литобщественность начали приучать еще с лета. Приучили. Поэтому объявление жюри все съели да не поперхнулись.
Затык случился на Букере, когда премию за роман года получил Михаил Елизаров, безнадзорная комета, влетевшая в премиальный расклад по недоразумению.
Чужеродность Елизарова (происходит из Харькова, живет в Германии, издается в Ad Marginem) — вот что взволновало литпикейные жилеты, а отнюдь не политические взгляды или художественные достоинства.
Мы уже привычные к тому, что фашистами или державниками у нас спекулятивно клеймят всех, кто не вписывается в обычное расписание. Все как-то подзабыли, что искусство по определению является пре-ступлением общепринятых канонов и правил.
Будучи политически корректным, невозможно создать что-либо стоящее. Однако «общество взаимного восхищения», в которое уже давно превратился литературный истеблишмент, заходится в шоке от того, что кто-то может позволить себе мнение, идущее вразрез с коллективным столичным бессознательным. Совок канул в историю (?), но введенное большевиками единомыслие цветет в самых что ни на есть демократически (либерально и т.д.) устроенных умах.
Да, я думаю не так, как Андрей Немзер или Андрей Левкин, не как Глеб Морев или Виктор Топоров. И что ж мне теперь, руки на себя наложить? Молчать в тряпочку? Чего-то там стыдиться? Мне-то, наивному, всегда казалось, что инакомыслие — норма, а не отклонение от нормы.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments