paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Location:
  • Music:

Оперные перформенсы на "Винзаводе" в рамках "Территории" (1)


Сходил ещё в субботу, но решил(ся) записать только сегодня, некогда было, да и не знал как подступиться - с какого края. Тем более, что давно заметил -две большие разницы, когда ты записывашь сразу после просмотра (больше деталей, причинно-следственной связи) или когда проходит какое-то время: подробности сглаживаются, на поверхность проступают отстранённые концепты.

Мировая премьера двух опер (точнее, оперных перформенсов), прошедшая в подвалах "Винзавода" финалом фестиваля "Территория" важны точным сочетанием формы и содержания, временем и местом.

Время. Поздние октябрьские вечера, хрустальность дня загустевает, заваривается чефиром, становится холодной, но не отрезвляющей, такой же парной, как и день, но от этого ещё более пустой изнутри, свободной. О, это особенная свобода осеннего пейзажа, где кислород словно бы выжигается газовыми горелками, яичными желтками фонарей, расплавленных темнотой реклам, проезжающих мимо машин, от которых можно спрятаться на пустынном пустыре "Винзавода", где галереи уже не работают, только мученики авангарда толпятся у закрытой двери подвала, создавая ненужный ажиотаж.
Потом запустили - на лестницу, засыпанную жёлтыми, кленовыми, горечью пахнущими, вниз-вниз, словно бы в преисподнюю, где уже нет ни осени, ни вечера этого, но висит своя собственная как бы марля дырявого, прожженего свечами, воздуха. Искусственный свет, ледяные своды, покрытые битой керамической плиткой.


Место. Система гулких подземелий с толстыми стенами и полукруглыми сводами может разыграть любое представление. Самодостаточность, самоигральность эту открыл Олег Кулик с выставкой "Верю", когда ошеломляло пространство, а уже потом, во вторую очередь, замечались объекты и артефакты.
Теперь, вечность спустя, стало очевидным, что ощущение от той дебютной выставки нужно делить на два или даже на три: глаз радовала организация, а не тонким слоем размазанное распределение.
Не то теперь. Нынешние оперные перформенсы оказываются соизмеримы с этой системой залов, коридоров, переходов между территориями - музыка всё связала и заполнила-переполнила. Громкая музыка - под руководством Теодора Курентзиса, чей оркестр и хор, с огромным количеством самым разных ударных установок, железок и экранов для трансляций, занял один из крайних отсеков-тупиков (там, где на "Верю" стоял синий троллейбус Кошлякова).

Форма. Две оперы, "Станции" Алексея Сюмака и "Богини из машины" Андреаса Мустукиса поставили как перформенсы - когда то, что происходит со зрителем оказывается не менее важным, чем то, что звучит и показывается. Кирилл Серебренников придумал, что каждое из действий (у Сюмака их шесть, у Мустукиса их три) показываются, каждый раз, в другом зале, с новой рассадкой зрителей.
Музыка замолкает и тогда появляется сотрудник фестиваля, объявляя: "Пожалуйста, следуйте за мной" и тогда все зрители, едва обжившие очередной зал, превращаются в толпу, стадом идущую в соседнее помещение, где снова долго рассаживаются и утрамбовываются.
Поэтому вспомогательный клич "Пожалуйста, следуйте за мной", организовывающий общий хронотоп, все эти перемещения и изменения расстановки (музыка звучит то сбоку, то бьет в затылок) оказывается едва ли не самым важным для восприятия целого. Если бы не полноценность и наполненность музыки, ещё чуть-чуть, и форма эта начала бы довлеть над содержанием.
Однако, Курентзис создает полноценное не музыкальное сопровождение, но густую симфоническую основу, которая помогает движению перформенса. Организовывает движение.

Содержание. Про палую листву на деревянных помостах я уже написал. Кроме музыки, ударной волной несущейся из тупика, есть ещё система мощных прожекторов, пронизывающих то или иное пространство; задающих направление движения или противоход - даже и музыки и сценическому сюжету; есть и локальный свет, складывающийся в партитуру; есть экраны с видеотрансляцией одухотворённого дирижёра.
Есть минималистские декорации и земля между помостами, галька и гравий, вкус и запах дырявой воздушной марли; есть вещество ожидания и вещество удивления, предсказуемости и непредсказуемости - ибо две, идущие встык оперы, поставленные как одно целое, сделаны по принципам театра абсурда. Режиссура Серебренникова выдаёт прилежное ученичество у "Кремастеров" Мэтью Барни - странной, перпендикулярной, расстановкой визуальных акцентов, сокрытием способов существования задействованных актёров и машинерии, актёров сопровождающей.
Словно бы здесь, в холодных и сырых подвалах, происходит, совершается, длится чужая, загадочная жизнь, а нас привели сюда на какое-то время, подглядеть и наглядеться, ничего не объяснив, кинув в омут с головой; организовали движение, но не понимание. И, в самом деле, понимай, как хочешь. Разнорядка трактовок создателям на руку, именно этого, они, создатели и добивались.



Locations of visitors to this page
Tags: Винзавод, НМ, опера
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments