paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Борис Филановский "Нормальное" (2005) на фестивале "Территория"

"Нормальное" (голос, флейта/басовая флейта, кларнет/бас-кларнет, тромбон, аккордеон, альт, виолончель) )написано на тексты из двух частей "Нормы" Владимира Сорокина. В партитуре соединена нарративная часть, посвященная заседанию редколлегии и "промежуточная" часть-выдох, состоящая из списка разных слов, сопровождающих жизнь человека от рождения до смерти, с определением "нормальный". Таким образом, в восемнадцатиминутной опере, Филановский даёт уменьшенную копию сорокинской "Нормы", её модель с точным соблюдением пропорций.

Обычно перед иллюстрирующими, инсцинирующими или экранизирующими Сорокина встает методологическая проблема: как зафиксировать и передать сложные диалектические переходы от одного дискурса к другому, маркированные внедрением зауми. Лучше всего эти перехода удались Эдуарду Боякову, в "Капитале" которого футуристическая заумь поставлена в виде вставных номеров, дивертисментов, отсылающих к традициям голливудских мюзиклов.
Филановский пошёл другим путём - он разложил дискурсивные составляющие на музыкантов, которые если не играют то поют хором и бормочут про "гнилое бридо" и на партию протаганиста, которую исполняет сам.
Солист Филановский кряхтит и булькает, глотает окончания и, совсем по-приговски, "кричит кикиморой" (связь его партии "радикального пения" с поэтическими перформенсами Дмитрия Александровича очевидна) и симулирует буддистские храмовые причеты.
Все вместе отдаленно напоминает "Антиформалистический раёк" Шостаковича, где презренная проза, исполненная канцеляризма и бюрократических формул, перпендикулярна музыкальной активности.


Музыкальный стиль Филановского-композитора особенно агрессивен. Построенное на диссонансах, это колючее, острое высказывание меньше всего направлено на любование и приятное щекотание слуха. Поддержать традицию на нынешнем этапе можно только через радикальный разрыв с ней, через поиск нового музыкального языка, ощупывающего границы пока еще неведомого звучания, плохо отличающегося от нагромождения разрозненных звуков и шумов. В комментарии к одному из своих опусов, Филановский комментирует отдалённый промельк бетховенских структур как "преодоление" и "сопротивление".

В одной из своих колонок, опубликованных на "OpenSpace" Филановский рассказывает о заворожённости звуками большого города, о странности звучания отбойного молотка, заставляющего прохожих шарахаться и зажимать уши и вдохновившего композитора на фиксацию, на нотную запись этого шума.
Филановский считает, что нежность и прочие традиционные чувства, которые ожидаются от соприкосновения с камерной музыкой, проблема не композитора, но слушателя, ведь у композитора могут быть свои собственные задачи и цели.
Как я понимаю, цель Филановского - думать музыкой, апеллировать не к чувствам, но к разуму, создавая интеллектуальное сырье-подспорье, "на лицо ужасное, доброе внутри".

Это проблемная музыка, которая не ставит вопросы, но отвечает на них, предлагает альтернативы привычному и, через это, вскрывает приём и актуализирует высказывание.

И в этом творческая метода Бориса Филановского перекликается с сорокинской, в которой читатель не готовится предварительными замечаниями, но, с места и в карьер, скидывается в опус; выплывает - не выплывет.

"Сердца четырех" или "Норма" построены так, будто бы первые пара десятков страниц, плавно вводящие читателя в курс дела, вырваны и отсутствуют; читателю (слушателю) следует самому определяться с системой координат.

И если Владимир Сорокин несколько облегчает задачу читателю, предлагая свои эксперименты в виде квазитрадиционной литературы, то Филановский идёт дальше - его звуковые эскапады, царапающие ухо, не готовы сделать и минимальный шаг, навстречу слушателю.
В них почти нет съедобных (хотя бы промельком) созвучий, грохот и лязг обрушиваются на концертный зал в логике, намеренно сокрытой от того, кто пытается воспринимать.

И хотя ты прекрасно понимаешь, что асимметрия и шумовая агрессивность здесь не набросаны в хаотическом порядке, но существуют по строгим законам-канонам музыкальной композиции (после второго-третьего прослушивания всё это становится очевидным), сердце, которым ты обычно воспринимаешь, отказывается воспринимать.

Филановский его попросту упраздняет, заменив упражнениями хладнокровного ума для хладнокровного ума. Что вполне соответствует школе Стравинского и развитию идей нововенской школы.


Locations of visitors to this page
Tags: опера, фестивали
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments