paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Music:

Дело о ста тысячах

Дело в том, что самое трудное было когда страны начали голосовать и постепенно стало очевидным, что Билан оказывается победителем. Поскольку я писал репортаж по телетрансляции, патриотическая истерия ведущих (Губерниев и Шелест) мешала слышать результаты, оглашаемые ведущими из разных стран. А отвлекаться на экран я не мог, ибо тогда не успевал записывать и оправлять результаты на сайт. Приходилось выкручиваться. Пока выступали претенденты было проще - во время выступлений ведущие фартового канала, наконец, замолкали и можно было сосредоточиться на самих выступлениях. Которые, разумеется, не радовали. Марсианские хроники, но работа есть работа, ничего личного. Я даже старался получить удовольствие от фарс-мажора, как-то экстенсировав свой труд: писал сразу в эдитор, закреплял сначала в тексте, потом на главной странице, где репортаж с "Евровидения" стоял в топе и вновь возвращался внутрь текста. Во время рекламных пауз менял шапку и корректировал вводку, то есть текст постоянно менялся ( мне было важно создать эффект живого присутствия.

Ну, да, пришлось отложить сонаты Шуберта, которые я слушал перед началом трансляции и погрузиться в самую что ни на есть чистую медийность, которая (всё ещё помню) создаёт удивительные эффекты сопричастности - и это хорошо было видно на послеконкурсных бдениях РТР, где тех же Шелест и Губерниева, служебных, собственно, людей, встречали как победителей. Тем более, что в отсутствии Билана, дававшего итоговую пресс-конференцию, они стали полноценными его заменителями, апостолами и проводниками. Волны медийности прошивают тебя насквозь, подобно электрическим и радио волнам, ты не замечаешь, как начинаешь качаться в такт этим колебаниям, подвёрстывая себя к заочной общности. На этот раз я выставил серьёзную защиту от прошивания и примыкания, отгородившись от чужебродного соляриса выполнением служебных функций, но я хорошо помню, как первый раз в жизни поймал это ощущение - токающий внутри тебя воспалённым нарывом центр мира в момент встречи Горбачёва и Рейгана в Рейкьявике. Гордость мешается с умилением, значимость и значительность происходящего, осознаваемая в режиме реального времени, застит мглою очеса, вытягивая из тебя понимание неслучайности существования, одиночности твоей судьбы, вплетённой в общий узор.

Потом эти состояния повторялись, хотя со временем, как мог, я их бежал. Вспоминая, по случаю, воссторг Николеньки Ростова, который заходился в толпе перед балконом, с которого Император разбрасывал кусочки десерта (бисквита?). Я просто сделал свою работу и пошел слушать квартеты Танеева и читать дневник Прокофьева за 1914 год, и был несказанно удивлен, когда в почту и в аську посыпались респекты за мой, извините за выражение, репортаж. Выяснилось, что его прочитало более ста тысяч человек и цифра эта продолжает ползти вверх. Почему я с самого начала был уверен в победе Билана, который должен был победить любой ценой? Это, кстати, видно и по репортажу, по тому, как неосознанно я строил комментарии, описывая его соперников. Вспоминая "Бориса Годунова" удивляешься как всё выворачивается наизнанку.

Если кому любопытно - ссылка на публикацию в коммьюнити ВЗ_культура.

ЗЫ
Общая цифра посетителей потерялась где за 200 000. Просто перестал следить.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments