paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Дело о троумфе (2)

Дело в том, что после Арт-Москвы мы поехали на Черкизовский рынок в свой китайский ресторан, чтобы вернуться затем на Винзавод.
То, что с Винзаводом творится что-то необычное мы стали понимать уже на подходах. Все близлежащие улицы были запружены людьми, компаниями, машинами. Такое обычно творится на подступах к местам народных гуляний или в воспоминаниях о том, как при советской власти проходили первомайские демонстрации. Такие же толпы я видел неделю назад в Тель-Авиве на празднованиях, посвященных шестидесятилетию Израиля (правда, там она была локализована в границах площади мэрии). Сам Сыромятинский был запружен и ехать казалось невозможным. Мы вышли и попали в водоворот толпы, что густела и становилась плотнее и непроходимее чем ближе оказывались ворота Винзавода. Перед ними уже просто не было свободного места, люди шли плотной толпой как на шествии. Внутри было негде бусинке упасть. Сплошная московская толпа, впрочем достаточно интеллигентная и расслабленная, добродушная. Никогда я не видел ничего подобного - ни на Винзаводе, ни в каких бы то ни было других учреждениях культуры. Просто пикник "Афиши", какой-то, хотя мне кажется, на пикнике "Афиши" не может быть такой давки.
Толпой нас отнесло к стратегически правильно расположенной Галерее Гельмана, которая в самом начале и с которой обычно начинается осмотр галерей. Поток был столь мощным, что нас буквально занесло на балкон галереи, так как основная толпа почему-то стремилась именно на балкон, пятачок с двумя картинами Каллима, чья выставка сейчас работает в галерее. Спуститься в зал уже не представляло никакой возможности. На балконе, нависающем над экспозицией, стояли гордый Марат и не менее гордый Дима, к которым мы и присоединились. Все это выглядело феерически и напоминало сон, то ли страшный, то ли странный - сотни посетителей шли по переметру галереи словно в очедеди к Мавзолею. Полная и беззаговорочная победа совремнного искусства над московской повседневностью - все эти люди, которые были уверены, что пришли в культовое, правильное место, на сутки отвоевал его у завсегдатаев. С благими, конечно, целями. Марат стоял над всем этим Наполеоном, светился от радости - замечатльные заключительные кадры для байопика, посвященного главной галерее страны. Когда ты можешь сказать про себя "современное искусство - это я", то и в самом деле, есть чем гордиться.
Так что смотреть Барбару Крюгер мы не стали, это в уловиях музейной ночи казалось нереальным. Да и выставку Каллимы пришлось осматривать бегло, без внимания, которая она заслуживает. Неожиданно бросается в глаза родственность Каллимы с суровым стилем в живописи 70-х, с отсылками к Нисскому, Покову и Гелию Кожеву. Та же сдержанность, скупость, монументальность даже самых мельчайших деталей; снайперски точно найденный кирпичный цвет, который единственный нарушает черно-белую, серую асфальтовую осторожность. Радует одно - все эти празднично настроенные люди автоматически попадают к хорошему и грамотному искусству, простота которого - гандикап, учитывающий в опущенных и пропущенных звеньях бэкграунда всю историю мирового искусства от фресок раннего итальянского Возрождения до американского абстрактного экспрессионизма.
Subscribe

  • АМЗ

    Поймал себя на мысли (точно поцеловал мысль в лоб; встретился с ней как нос со стеклом), что живу в очень, всё-таки, странном месте: посёлок АМЗ…

  • Мои последние тексты в Топосе

    Заливной язык — Роман М. Гиголашвили "Захват Московии" вызвал споры и даже неприятие, так как перед критиками было поставлено зеркало, в…

  • Мои новые тексты в Топосе

    Каллима. За облаками — Выставкой А. Каллимы "Считай, что тебе повезло..." винзаводовская галерея Марата и Юлии Гельман закончила многолетний…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments