paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Music:

Дело о Слюсареве (7)

"Вечерний поезд. Весна. 2008."
http://slusarev.livejournal.com/412796.html?view=3713148#t3713148

Дело в том, что на фотографии - окно метропоезда, расположенное как раз посредине. Слюсарев фотографирует его извне, со стороны потемневшей синей обшивки вагона, становящейся непроницаемой рамой, из-за чего внутренности вагона оказываются словно бы капсулой - автономным бассейном или райком - в нём сидят друг на против друга шесть автономных персонажей, застывших в бальзаме концентрированного электрического света. За противоположным от художника окном на той стороне вагона (что, в силу перспективы оказывается окном в окне) виден кусок белой станции (предположительно "Александровский парк"), по которой в сторону вагона идет человек - он единственный снят стоящим и в движении.
Слюсарев любит снимать в метро - теневой изнанке города, в его двойнике, переполненном вспомогательными и служебными пространствами, где и сам человек оказывается вспомогательным и служебным кровяным тельцем, перемещающемся по стремительным венам. Цвет, свет, изгибы и извивы, тени, архитектурные подробности, материально осязаемый запах, воздушные потоки, томление, ожидание и невинные развлечения пассажира, отрезанного от дневной суеты в пользу вневременного (вне суточного или сезонного расписания) существования. Карта-схема любого метрополитена похожа на структуру модернисткого романа, где главное - письмо и стиль передачи, а не то, что происходит.
Вполне чеховская, как говорят в театре, мизансцена: люди ждут отправки вагона, говорят по мобильным телефонам, а, между тем, жизни проходят и рушатся судьбы. Чеховская - потому что внутривагонная выгородка странным образом напоминает стол под абажуром, внутри какого-нибудь дачного домика, как если все пассажиры знакомы друг с другом и связаны хитросплетениями сложных отношений. Чеховская - потому что всё внутреннее убрано в подтекст, а внешнее смикшировано до неузнавания. Есть ещё более прямая аллюзия - на "Серсо", великий спектакль Анатолия Васильева, поставленный на Таганке. Там ведь декорация тоже представляла из себя павильон, легко соединяющий в себе усадебный домик и вагон метро - одно из основных мест нашей весенней жизни.
Однако, констатация обыденного факта - ведь поезд весенний и вечерний (Слюсареву свойственно точно фиксировать время и место своих снимков) заставляет притянуть к чтению фотографии ещё одну ассоциацию - ну, конечно, это современный вариант "Тайной вечери", в которой смятенные трапезники в полумраке отделены от Того, кто идёт к ним по залитому светом избыточно белому пространству.
Впрочем, ни одно из прочтений не может быть окончательным, как это и задумано Александром.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments