paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Дело о субботней драматургии

Дело в том, что с утра я съездил на Павелецкий вокзал, а потом весь день читал пьесы, присланные на конкурс "Евразия". Прочитал уже девять пьес на свободные темы и пять пьес для большой сцены, сижу и думаю - читать ли мне пьесы для детского театра или их пропустить. Вчера (и позавчера) я дважды попадал под дождь, поэтому балансирую на грани заболевания, хотя и держусь. Вчерашний ливень был особенно сильный - я шёл по Шабаловке, мимо Донского монастыря и спряататься было решительно негде. Поэтому очередной раз к Дмитрию Александровичу не зашёл. Тем более, что Шабаловка всё ещё для меня травматична. Потому и дождь, вероятно. Сны, воспоминания - холодный душ. Поэтому сегодня с полным основанием я решил чувствовать себя больным, а, значит, никуда не торопиться и сосредоточиться на пьесах. Параллельно запустил процесс дефрагментации.
Странное дело - я и в обычные дни никуда, вроде бы, не тороплюсь, всегда есть возможность сосредоточиться на том, что требует сосредоточения (книжку вот нужно, в том числе, закончить, заканчивать), но, почему-то, только статус больного позволяет внутренне остановиться и сконцентрироваться на недвижимости. Тем более, что Китуп, испугавшись моих соплей, меня так и не навестил - завтра его группа что-то там записывает, поэтому он должен быть в голосе. Уговорились встретиться через месяц в его следующий приезад. Поговорили об Анне.
Пока читал пьесы день и прошел. Постепенно темнеет, медленный переход от переменной облачности к просветленному закату, тяжёлым облакам. Прочитанные пока что пьесы условно можно разделить на два разряда. В первый (более редкий) попадают умельцы, способные рассказать сюжет. И если у них нет проблем с русским языком или диалоги не кажутся кондовыми, то выходит очень даже неплохо и интересно - сугубо по-читательски. Но сюжет умеют строить немногие, оттого возникают тексты-выверты, выпендрежные конструкции с флеш-беками, закольцованными композициями или зарифмованным абсурдом (Яблонская, Бочков). Редко возникают пьесы, где приятное сопряжено с полезным, но их пока что можно пересчитать по пальцам одной руки (Дурненков и Богаев, хотя Богаев, как мне кажется, испортил концовку излишним морализаторством). Очень приятно, что на общем фоне хорошо смотрится пьеса Саши Молчанова "Призраки", где историй не одна, а целых три. Ну, да, как у Муратовой. И почти как у Стриндберга. Пока моими личными фаворитами являются пьесы Андриенко "Дельфин", Болодова "имитация жизни" и Волковой "Она мне совсем не нужна". Да, есть ещё третий разряд пьес- с густой атмосферой самодостаточного мира. Это тоже нужно уметь построить, закончить и свести концы с концами. Хорошая пьеса Валченко "Мой маленький гешефт", создающая и передающая богемную клоунаду, к сожалению, к финалу разваливается. Очень плотной оказывается атмосфера в пьесе Андриенко "Дельфин", посвященной героическим и аристократическим белым офицерам. Одно отвлекает - все они говорят "одеваю" вместо "надеваю", что не вяжется с их изысканным воспитанием. ну и орфографических ошибок больше, чем нужно.
Отдельного упоминания заслуживает пьеса Семена Кирова "Орест", где фабула греческой трагедии не очень убедительно переносится в придорожную забегаловку. Но за попытку спасибо.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments