paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Mood:

Дело о Стравинском и Прокофьеве в БЗК

Дело в том, что в обычной жизни музыка звучит фоном. На музыке сложно сосредоточиться, особенно в повседневности, если дела захлёстывают, мыслям тесно. Приходя в концертный зал, ты расчищаешь пространство для слушанья и тогда положение меняется: вся жизнь оказывается рамой к музыка, а музыка занимает центральное место. Но тоже ведь не для того, чтобы сидеть на троне восприятия: музыка почти никогда не цель, но средство. Закрываешь глаза и смотришь внутреннее кино, состоящее из слов и образов, мыслей и движущихся изнутри сознания картинок. В жизни много суеты, какая уж тут музыка и очень важно, время от времени, выгораживать внутри существования островки покоя - чтобы посмотреть на себя и на свою жизнь как бы со стороны. Для этого, собственно говоря, мы и ходим в концертные залы. Только здесь музыка подобна солнечному лучу, пробивающемуся сквозь переменную облачность. Знаете, особенно после дождя бывают такие свечения, когда в светлое окошко начинает бить прямой и стремительный, как струна, подсвеченный теплом, луч - совсем как на барочных картинах, благостный до невозможности удержать в груди воссторг. Так и тут: сознание размягчается, внимание рассеивается, и ты сидишь на берегу, тебе тепло и сухо.
Сегодня в БЗК давали очень мартовскую программу. Дело даже не в том, что перед концертом начал моросить странный дождь, к которому не знаешь как отнестись - пока лежит снег дождь выглядит как нелепость; странно брать с собой зонт, странно воспринимать воду, падающую с неба, обычным погодным явлением, кажется, что всё это как-то избыточно, нарочито, очень уж искуственно как-то. Просто симфонический оркестр московской консерватории под руководством Анатолия Левина, игравший "Аполлона Мусагета" И. Стравинского и Третий концерт для фортепиано с оркестром (солист Тигран Алиханов) был словно бы только что после февральского грипозного обморока, расходился и разыгрывался постепенно, разбегаясь и соглеваясь. "Аполлон Мусагет", известный как балет Баланчина, наплывал одной громоздкой льдиной на другую громоздкую льдину, лед трескается и начинает медленное движение. Тягучие и плотные виолончели тянут вниз, скрипки пытаются вырваться из холодного дыхания замёрзшей воды, воспарить, но у них это не очень получается, виолончели и альты сильнее. Так они и борятся между собой, соединяясь в густые потоки ледяной патоки.
После антракта баланс смычковых нарушился: оркестр достроили до логического завершения и медь, необходимая для до мажорного Концерта для фортепиано с оркестром, утяжелила звучание. Стремительное соло Алиханова бежало по проталинам, стараясь не замочить ног, однако, фортепиано то и дело проваривалось в непереваренную студенистую юшку и лёд хрустел под ногами. В каждом опусе Прокофьева, где картины мгновенно сменяются, подобно зыбким и нестойким видениям, есть такие опушки, когда всё мгновенно становится ясно - про что и откуда мы смотрим на то, что проносится мимо. Оркестр замедляется или, напротив, вытягивается в струнку единого звучания, давая передышку и ориентир, а потом снова разгоняется так, что кажется мартовские облака бегут по небу, отражаясь в медленном пока что ледоходе или в многочисленных проталинах, чьи линзы, глазу больно, аккамулируют свет, обгоняют его, устремляясь за горизонт, где апрель плавно переходит в майское пробуждение и половодье.
Обычный, рядовой концерт, знаменующий переход от зимы к окончательному межсезонью. Днем рвал жилы холодный ветер, а к вечеру образовалась пустота, пока партер Малой Никитской не заполнил дождь. Согласно заранее купленным билетам.
Tags: НМ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment