paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Music:

Дело о "Резиновом дедушке"

Дело в том, что особенно поражают челябинские киоски роспечати (и дублирующие их киоски «Вечернего Челябинска», судя по всему, превратившиеся, в отличие от одноимённой газеты, в выгодное предприятие), размерами они много (много!) больше столичных, целые павильоны, залитые светом и заложенные разноцветными бумагами. Однако, поразительное дело: изучив ассортимент полезных площадей, видишь, что читать, вроде бы как, нечего, поразительная пустота при пугающем изобилии. И дело касается не только глянца, но и газет, брошюр, книг, ширпотреба, сваленного в разноцветную кучу. Кто-то, ведь, потребляет, пользуется, покупает, но кто и зачем? Кто знает, Ватсон, кто знает.

Однажды разговорились с Володей Сорокиным про судьбы челябинского рока и ВПЗР очень заинтересовался группой «Резиновый дедушка», руководимой Юркой Богатенковым – одним из лучших челябинских журналистов, поэтом, музыкантом, остроумным карикатурнистом, человеком сколь несомненных достоинств, столь и выдающейся лени.
Я пришел в редакцию к Богатенкову когда тот, консультируемой по телефону из Мск, заводил Живой Журнал. Помог коллеге с консультацией. Разумеется, поговорили о делах наших скорбных, иных уж нет, а те далече – все, кто мог уехали в Мск или в Питер, за исключением вернувшегося из столицы Куклева. Газеты, говорит, умирают, все пересели в глянец (челябинский глянец – особая песня, чахлая и неубедительная попытка привить розу азора к местному полиграфическому дичку, исключений не знаю) или в инет. Киршин в «Челябке» платит мало, из-за чего все разбежались, остались только престарелые ветераны, «Вечерка» превратилась в дубинку Юревича (нынешний мэр), ну и так далее: куда ни кинь, всюду один и тот же клин. У нас всегда с журналисткой было странно – существует полтора десятков отличных работяг, а дальше тишина.
Это, кстати, очень похоже на структуру самого города, где уютный и плотный (с ощущением городской среды) центр, занимающий несколько кварталов вверх и несколько кварталов вниз, а дальше – резкий обвал комфорта и цивилизации, в котором существует 90% жителей города…с редкими островами-вкраплениями относительного уюта.

И тут ты узнаёшь, что Богатенкову-то, оказывается, уже 46 и не веришь, ибо толстые окуляры делают его человеком без возраста, однако, значит, он всегда был старше всех нас, что ли, на полголовы – и когда мы вместе тусили в «Команде» и когда встречались в «Челябке», где Айвар думал написать о Богатенкове документальную книгу. Идея была простой – понятно о чём писать когда ты документализируешь известного персонажа, а вот ты попробуй описать человека незаметного и как бы лишённого ярких информационных поводов. Изредка Юрка наезжает в столицы, а чаще всего живёт в Челябе, куда перебрался из пригородного Копейска. А в Копейске родители, а у кинотеатра «Аврора» девушка, с которой уже живёшь хрен знает сколько. А сидит Юрка в редакции журнала «Выбирай», пристроенного к дому на задах некогда известного студенческого ресторана «Три поросёнка». Вокруг спиленные деревья, ты говоришь: «как же давно я тут не был» и, почему-то тебе кажется, что ты врёшь, ибо даже и в бытность свою челябинцем тебя редко сюда заносило. Если только с Танькой прогуляться…
Так вот только и начинаешь понимать, что жизнь прожить – не книгу прочитать.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments