paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Music:

Дело о сытости

Дело в том, что Моцарт не насыщает, вообще, всё барокко, несмотря на ажурность и красоту, несмотря на и в крадётся по комнату боком, словно дым к дымоходу и, по трубе, вверх, в бездну вверх. Бах, в силу силы, исключительности и фундаментальности, качается на грани, но попадает, но - не всегда, как суши поесть: рис делает свое сытное дело.
Насытить способна только симфоническая музыка, хлеб начинается с романтиков, с Бетховена и Шуберта; просто ты ставишь симфонии Моцарта, потому что ведь слушать же нужно каждый день, создавая круговую оборону и круговую же поруку, и вот ведь, к моменту когда стемнеет, понимаешь, осознанно осознаешь, что день катится впустую и тогда срочно ломаешь график-траффик и ставишь, ну, например, Второй Рахманинова или Восьмую Шуберта и по телу разливается - что? - нет, не сытость, не истома, но полнота, наполненность; словно б стена вырастает, травой зарастает и выгораживает, отделяя и отдаляя.
Двадцатый век одышлив, много не проглотишь: тут же откладывается в жировом депо, на бёдрах, в мозговых складках пеплом и ветром - гугнивым, пронзительным. Двадцатый век - век-спотыкач, чаще фиксируешься, поэтому опусы двадцатого звучат дольше, длиньше - как стихи метаметафористов, где конец забывает начало, строка смывает предыдущую собой-волной, хотя, хронометрически, двадцатый стремится к краткости, к сжатости, отчего музыка эта вдвойне непереносима.
Но как же - нужно переносить, ведь жизнь продолжается и важно вклиниваться в кремовые пирожные с неловко настуганными ломтями крестьянского ржаного....
Tags: музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments